+ Ответить в теме
Показано с 1 по 7 из 7
  1. #1
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Post [ArcheAge Lore] Драконы и нуоны, Сегар'лик сор




    Происхождение драконов

    Родина драконов — далекая планета под названием Микелон. На рассвете времен здесь обитали бестелесные создания, сотканные из чистой энергии. Они парили над поверхностью подобно сгусткам света — лишь так можно было выжить в токсичной атмосфере планеты. И жизни их были скоротечны, сохраняя собственную форму лишь усилием воли.
    Однако с течением времени их организмы научились связывать материю, образуя ткани, не подверженные влиянию пагубной области. Тела их обрели форму, и теперь они могли жить дольше и продолжать свой род подобно живым существам. Увеличиваясь в размерах, эти далекие предки драконов все еще оставались чрезвычайно легки. Несмотря на это, когда их вид стал отдаленно напоминать крылатых огнедышащих ящеров, тела их достигли циклопических размеров. Сильнейший из них носил имя Мисагон.

    Развитие прародителей драконов было ограничено лишь их неблагоприятной средой, и они были вынуждены искать для себя новое место. Мисагон был способен использовать собственную энергию, чтобы связывать Микелон с далекими землями, и даже перемещаться между ними. Оказавшись однажды в нашем мире, он увидел в нем благодатную почву, встретив восторженный трепет в глазах живых.
    Здесь Мисагон взрастил двух новорожденных драконов, призванных повлиять на судьбы обоих миров. Сформировавшись в условиях богатой местной среды, крылатые рептилии приняли привычный нам облик. Им и было суждено завоевать Микелон.

    На родной планете драконы создали новое государство, разделенное на кланы по виду элементальной энергии. Количество их семей достигло трехсот, но большинство из них были невелики, и главенствовали лишь самые влиятельные.
    На протяжении многих лет между доминирующими кланами — Огня, Ветра и Железа — шла война. В результате жестоких сражений Микелон превратился в разоренное поле битвы.
    Другие драконы, измученные сотнями лет разрушений, желали уйти в новые земли. И тогда Мисагон провел их в наш мир — так попали сюда семьи Льда и Земли.

    Однако наш мир не был столь примитивен, как могло показаться: здесь процветали многие народы, среди которых особенно выделялись нуоны, жившие на западном материке. Тем не менее, драконы предпочли эти незнакомые края полуразрушенному Микелону.
    После того как Мисагон пал, драконы потеряли возможность вернуться домой — вместе с его гибелью исчезла и та особая магия, что связывала миры. Ослабленные, они вынуждены были уединиться в горах и глубоко под землей. Их численность резко сократилась. Вскоре они обнаружили, что яйца перестали вылупляться.

    Драконы — бесполые существа, и любой из них мог отложить яйца, когда приходило время. В действительности же немногие из них решались стать «матерями», ведь это сильно ослабляло их на десятки и даже сотни лет. Чтобы восстановить силы, драконы впадали в спячку, которая могла затянуться на тысячелетие.
    Существовал даже культ материнства и особое священное место их покоя — «Божественное поселение». Непростительным грехом считалось проникнуть туда или нарушить сон матерей.
    Пока мать-дракон спит, о новорожденных заботятся «отцы». Они опекают детенышей, передавая таким образом им часть своих уникальных черт. Каждый из них был готов защитить любого из малышей даже ценой собственной жизни, поэтому чувство принадлежности к общине было весьма велико.

  2. #2
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Нуоны и великий дракон Мисагон

    В то время на древних континентах господствовали ныне исчезнувшие легендарные расы: крылатые эфены (ипна), их змееликие заклятые враги нагшасы и темнокожие нуоны.
    Пока эфены и нагшасы бесконечно сражались в целях уничтожить друг друга, нуоны посвятили себя строительству королевства на относительно далекой земле. Огромные города и стены, воздвигнутые ими, по-прежнему величественны, хоть и превратились в руины. В наше время эльфы, сбежавшие с изначального материка, выбрали их в качестве своего нового дома. И хоть руины были малопригодны для жизни, им безразличен такой дискомфорт.

    Эта эпоха была недолгой. Вскоре огромная тень покрыла небо — это был первый раз, когда наш мир увидел дракона.
    Этот дракон, позже известный как Мисагон, был огромен, словно летающее царство: когда он появился в небе, день превратился в ночь. Однако Мисагон не спускался на землю и никого не атаковал.
    Вслед за ним появились и другие крылатые создания: меньше, чем он, но гораздо крупнее представителей древних рас. Никто не знал, откуда они пришли. Нуоны думали, что в драконьем логове может быть некий проход в другое измерение, но никто не мог этого подтвердить. Нуоны не сомневались, что эти создания были связаны с Мисагоном: несмотря на отличие в размерах, они были похожи, и присутствие вожака явно усиливало их.

    Изначально драконы не были врагами нуонов, скорее те сочли их врагами.
    Первые столкновения сменились попытками урегулировать конфликт, однако у нуонов все еще была веская причина враждовать — вне зависимости от любых разумных заверений новых соседей, было разумно опасаться, что однажды Мисагон спустится на землю и испепелит все. Если это произойдет, их королевство исчезнет за полдня. Древние племена были столь же сильны, сколь велика была их гордость, поэтому нуоны решились изгнать чужаков.

    Война продолжалась сотни лет — драконы казались непобедимыми. Короткие периоды мира нуоны использовали для того, чтобы строить защитные стены, разрабатывать новые виды оружия и доспехов, и достигли в этом настоящего мастерства.
    Все началось с того, что нескольким воинам однажды удалось перехватить часть драконов. Построив тактику, они начали настоящую охоту на огнедышащих ящеров, не способных преодолеть нуонских укреплений. В то время ни одна из рас не могла похвастать подобным опытом, и нуоны с гордостью назвали себя «охотниками на драконов».

    Среди наиболее прославившихся драконоборцев был герой по имени Весала. Он в строю с самых первых экспедиций, и теперь в свои немолодые годы возглавлял гон. Весала настаивал на том, что главным источником силы противника был Мисагон, не участвовавший в битвах напрямую, но выступавший объектом поклонения сородичей.
    Казалось, великий дракон недосягаем, но, вдохновленные успешными походами, нуоны готовили план наступления на Мисагона. Весала не разделял этих настроений, считая, что молодежи не под силу противостоять подобной угрозе. Вскоре он отправился на юг.

    ...И все-таки нуоны нашли способ охоты на Мисагона.
    Соорудив гигантскую баллисту, снарядом для которой служило огромное копье, вырубленное из крупнейшего лесного древа, они планировали пронзить им грудь дракона. Свое орудие они назвали «Драконья погибель» («Драк'тар» в нашей локализации).

    Когда охотники устанавливали баллисту на стену, в их ряды вернулся Весала. Увидев приготовления, ветеран заявил, что для победы над исполином этого будет недостаточно: ни один метод, использованный Весалой в его походе, не сработал. Зато ему удалось выяснить, что сила Мисагона заключена в его тени: пока тот ее отбрасывает, он неуязвим. Другими словами, если ее рассеять, «Драконья погибель» сможет поразить цель.
    Поразмыслив над этим, нуоны нашли решение: математик Хета предложил использовать дополнительные источники света. Для этого было создано три «зеркала»: нуоны заморозили озеро Гвинедаль, покрыли скалы Зеркального королевства льдом, и обратили вспять течение реки к северу от полуострова Банди, создав тем самым огромную ледяную стену. И когда Мисагон оказался в зеркальной ловушке, охотники произвели прицельный выстрел. Сраженный дракон рухнул наземь и больше не поднялся.
    Теперь его кости можно видеть по всей территории Кладбища драконов, а плотью, по невероятным слухам, нуоны отпраздновали свою победу.

    Эта история — единственное, что нам осталось от того времени. После охоты на великого дракона, исчезли любые упоминания о нуонах, словно они погибли вместе с ним в тот день. Некоторые верят, что такая судьба была предопределена им с самого рождения. Но неизвестно, насколько этому можно доверять.


  3. #3
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Экихоны

    Экихоны — раса драконьих солдат.
    Предполагается, что их происхождение напрямую связано с войной против нуонов.
    После падения Мисагона и исчезновения нуонов они спали под землей, и теперь выходят на поверхность.

    Мирных экихонов можно отличить по внешнему виду — они покрыты бурой чешуей. Но если та покраснела — скорее всего, в носителе вновь пробудился животный инстинкт. Считается, что в такой форме ими движет таинственная «энергия драконов».

    Бурые экихоны, сохранившие свой интеллект, живут в собственных поселениях с достаточно примитивным бытом. Порой они даже контактируют с эльфами, некоторые из которых, как и минотавры, держат экихонов в неволе, пытаясь исследовать и использовать скрытую в них «энергию драконов».



  4. #4
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Красный дракон Осферос (Гартарейн)

    Осферос, также известный как Красный дракон, был потомком клана Огня. Большая часть его семьи участвовала в междоусобной войне на Микелоне, поэтому осталась там, но дракон Месания прибыл в наш мир с несколькими собратьями. После того, как все родные Месании умерли, одиночество подтолкнуло ее стать матерью-драконом. И, родив Осфероса, она уснула. Поскольку других представителей клана Огня здесь не было, могучий Стербан из клана Льда взял на себя роль отца новорожденного.

    Повзрослевший Осферос унаследовал лучшие черты рода Огня, но его непокорный нрав усложнял отношения с отцом.
    Из всех последователей Мисагона этот грозный дракон вызывал у нуонов наибольший страх. После смерти предводителя его сородичи предпочли отшельнический образ жизни, но Осферос не раз устраивал разрушительные налеты, показывая свое неповиновение. Даже зная, что подвергает себя смертельной опасности, он не мог совладать с гневом.

    Будучи единственным огненным драконом, он даже не мог продолжить свой род, не имея поддержки, потому влачил бесцельное существование.

    Когда пробудилась Месания, она поведала Осферосу о величии клана Огня на Микелоне, об их высокомерии и о том, к чему оно привело. Но уроки смирения мало интересовали ее отпрыска — теперь он желал отправиться на родину. Однако единственной возможностью вернуться туда было управление измерениями, как это делал Мисагон. Казалось, достичь его способностей невозможно, но и сам Мисагон когда-то был простым смертным существом подобно Осферосу.
    Дракон использовал всю свою силу — однако ее источником служила энергия Микелона, которой в нашем мире было недостаточно — тогда он поглотил энергию тел павших драконов. Когда и они закончились, оставался лишь один вариант...

    Поняв, что напрасно рассказала Осферосу о Микелоне, Месания попыталась остановить его, но пала случайной жертвой его ритуала. Осферос, осознав произошедшее, потерял власть над потоком энергии и утратил контроль над собой.
    Узнав об этом, драконы должны были определить судьбу обезумевшего собрата. Изгнанию Стербан предлагал предпочесть казнь, которую был готов произвести самолично. Чувствуя вину за гибель Месании, он считал, что несет ответственность за дальнейшую судьбу Осфероса. Стербан вызвал его на Костяные земли (Кладбище драконов). Посчитав это очередным доказательством неприятия со стороны названного отца, тот принял вызов, желая отомстить.

    Помимо огня, тело Осфероса таило в себе и силу льда. Отец по-своему любил его, и это оказало влияние на формирование дракона.
    Воззвав к родной стихии, Стербан обрек тело Осфероса на разрушение, лишив его сил льда. В тот момент он не мог помочь ему ничем, кроме как лишить жизни. Их последние объятия должны были облегчить предсмертные страдания Осфероса, однако даже его ослабленное тело все еще было наполнено энергией Месании. Воспользовавшись ей, он растопил ледяной покров, защищавший Стербана, и поразил его морозную сущность.

    В последний момент не последовало ни слов примирения, ни разногласий. Раздался лишь животный рев.
    Осферос победоносно наблюдал за тем, как Стербана покидала жизнь, но спустя несколько мгновений он перестал осознавать происходящее, не понимая, кто перед ним и кто он сам. Вместе с энергией льда, отнятой у Осфероса, он лишился и всех своих воспоминаний. Лишь обрывки памяти всплывали в сознании, причиняя ему боль.
    Забыв собственное имя и мечты о возвращении на Микелон, теперь он беспорядочно уничтожает всех и вся на своем пути.




    Концепты:






    Черный дракон Кшанас (Ксанатос)

    Кшанас, старший наследник Стербана, был одним из самых многообещающих представителей клана Льда. Но со смертью отца все изменилось.

    Убийство Стербана Осферосом сильно повлияло на Кшанаса: злоба осквернила его душу, и под воздействием энергии акхиума его ледяное сердце начало таять, став уязвимым. Оно все больше чернело, а сверкающая чешуя на глазах блекла. Дракон все чаще впадал в безумие, зацикливаясь на мести и разрушении.

    Кшанас считал, что сможет стать прежним, устранив источник своего гнева — Осфероса. Несмотря на то, что сородичи пытались остановить его, он все же покинул Зеркальное королевство (Ледник), отправившись на поиски Красного дракона.
    Не сумев найти собрата, Кшанас окончательно обезумел и был уничтожен магией Сада. Пламя его ярости охватило все Костяные земли.



  5. #5
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Драконы-хранители

    Перед тем, как отправиться на поиски Осфероса, Стербан завещал клану Льда важную миссию.

    В момент их последней схватки, когда Стербан уже умирал в пламени, он незаметно для Осфероса схватил один из фрагментов сердца Красного дракона — кристаллическое проявление его ненависти. Вместе с тем, это было и эссенцией его привязанности к семье, которой ему так в свое время не хватало. В эту минуту ледяной дракон мог отомстить за Месанию и прервать род Огня навсегда, но не желал этого. Он отчаянно прижимал его к себе до самой смерти.

    Следуя завету Стербана, драконы Льда нашли его тело и аккуратно собрали остальные частички сердца Осфероса. Наощупь они были холодны, словно лед, но, вопреки логике, излучали теплую ауру и яркий свет. Через них ледяные драконы прочувствовали любовь отца к неродному сыну и его угрызения совести. Это вызвало в них ревность и злобу. Не став доводить волю Стербана до конца, они спрятали осколки в тайном месте. Там, в темноте, они и были сокрыты долгие годы.

    Лишь когда существование всей расы оказалось под угрозой — яйца трескались, и нерожденные тела рассыпались в прах, — клан Льда вспомнил о тайнике.
    Фрагменты сердца Осфероса таили в себе огромную энергию. Казалось, она столь велика, что сможет воплотиться в новую жизнь или вновь заставить детенышей вылупляться. Но никому из драконов не было известно, как именно использовать эту силу.

    В поисках способа они узнали о народе дару, который, по слухам, сумел вырастить могучих птиц — грифонов, и обратились к ним. Дару были в замешательстве: они объяснили, что могут приручать животных, но не возрождать целые расы.

    Тем не менее, их настоятеля заинтересовал осколок. От прикосновения к нему душу наполнял невыразимый гнев — в нем даже ощущалась сила живого существа. Тщательно все обдумав, настоятель попросил дать им немного времени, а затем отнес фрагмент дрессировщикам. Идея вырастить и приручить легендарное существо вызвала в них немалый энтузиазм — они с головой погрузились в раздумья о том, как это сделать.

    От дару слухи о драконьем сердце дошли и до дворфов. Жадность взыграла в них, вызвав желание стать исключительными обладателями вылупившегося ящера. Однако, как ни пытались они увещевать меркантильных дару, те были непреклонны, отвечая твердым отказом даже на самые заманчивые предложения.
    Тогда, решив припугнуть несговорчивых дрессировщиков, дворфы донесли эти вести до охотников на драконов. Как и ожидалось, этот факт не укрылся от теневых агентов дару, и те поспешили предупредить драконов о возможной угрозе. Вместе с тем, им пришлось отказать в просьбе об осколках.

    Напоследок драконы поведали дару историю смерти Мисагона. Говорят, когда его тень исчезла, и он пал, энергия его жизни оказалась запечатана в «зеркале» нуонов. На какое-то время оно стало своеобразным защитным барьером, укрывшим часть драконов. Если бы только они могли высвободить силу своей родины...

    Однако никто не хотел повторить участь Мисагона, убитого с помощью этих зеркал. Разрушить их драконы решили чужими руками, заманив туда охотников. А после — каким-то образом собрать энергию Микелона. План поддержали немногие выжившие зеленые отцы-драконы Ветра и черные отцы-драконы Земли, поставив на кон свои жизни.
    Самоотверженность драконов тронула дару. Также они понимали, что те в будущем стали бы их могущественным союзником. Поэтому дару пообещали, что постараются создать механизм, способный собрать энергию.

    Когда охотничий отряд прибыл к Зеркальному королевству, зеленый и черный драконы уже ждали его. Огнедышащие рептилии замерли, и охотники поспешили натянуть тетивы арбалетов. Раздались выстрелы — с громким треском реальность вокруг их мишеней словно рухнула. Магические заряды угодили лишь в драконьи отражения, вдребезги разбив ледяные зеркала нуонов. Отразившийся в осколках свет достиг фрагмента сердца Осфероса, скрытого агентами дару. Тот завибрировал и вдруг рассыпался на мелкие кусочки.
    Бой продолжался. Иллюзии больше не мешали охотникам, и, прежде чем драконье подкрепление подоспело, они смертельно ранили представителей кланов Ветра и Земли.
    Попросив поднести осколки сердца, умирающие с последним вздохом отдали им свою энергию.

    С помощью механизма дару остальные драконы собрали прочие части сердца, поместив их под свет от зеркал. Фрагменты запульсировали и постепенно стали обрастать плотью. В конце концов, на мир смотрели новые существа, выглядевшие в точности как настоящие драконы. Осколки, впитавшие энергию Ветра и Земли, переродились в новых зеленых и черных детенышей.
    Однако вскоре дару поняли, что искусственно выращенные создания не смогут жить так же долго, как их предшественники. Но последние, уже давно оставившие всякие надежды, были рады наблюдать и короткие мгновения жизни новых поколений.
    Приняв их волю, настоятель дару благословил новорожденных. С тех пор целых три драконьих клана смогли продолжить род таким образом — гнев и по сей день поддерживает существование Осфероса, и рана в его груди по-прежнему открыта. Парадоксально, что желавший уничтожить все, теперь он является главным источником жизни своей расы.






    Именитые драконы, не упомянутые в текстах

    Фесаникс «Ледяное сердце» — глава клана Льда.

    Арнос (Айсиора), «покрытый иглистым инеем» — вид драконов, появившийся после смерти Мисагона. Смог вылупиться благодаря энергии Светоча Мира.

    Арнос:







    Судьба нуонов

    А что же стало с нуонами? В чем именно заключается проклятие, которое они навлекли на себя?
    Как нередко бывает, в разных версиях игры свое объяснение.

    В русскоязычной они превратились в вышеупомянутых экихонов.
    Выходит довольно складно: за убийство богоподобного дракона они сами были прокляты стать низшей кастой драконьих слуг. Разве не справедливо?

    В других же версиях им уготована более заметная роль: они — битворожденные.
    Проклятие обрекло их провести целую вечность в мучениях в темном измерении. Не до конца ясно, хорошо ли это всем известная Бездна, или все-таки нечто, тесно связанное конкретно с драконами.
    Сложно объяснить, как именно нуоны туда попали. Учитывая, как описывается сила Мисагона, не удивительно, что его смерть могла повлечь некие пространственные аномалии (подобные произошедшему с «зеркалами» нуонов). А, быть может, и правда не обошлось без вмешательства высших сил, нарекших их грешниками?

    Так или иначе, нуонов освободили Орхидна и ее демонические «подданные». Поскольку последним, вероятно, довольно сложно принять физический облик в нашем мире, им нужно было отыскать тех, кто станет орудием в их руках. Так они и обнаружили целый народ воинов, а затем уговорили королеву спасти его из заточения.
    Когда через разрыв измерений пленников вернули в наш мир, демоны сформировали из них армию, осквернив своей темной магией. Их разум они наполнили жаждой крови, а тела превратили в живое оружие. Итог — «Война демонов» на западном континенте.




    Концепты:







  6. #6
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Сегар'лик сор и Левиафан

    Происхождение Левиафана также связано с Микелоном.

    Поначалу, когда драконы только прибыли в наш мир, нуоны лишь начинали исследовать материк и возводить города — тогда они еще не были врагами.
    В те времена за нуонами присматривали четыре полубога — защитники под покровительством Богини-Матери, предназначение которых состояло в том, чтобы защищать мир и молодые народы. Они родились еще до появления самих богов, но были не всемогущи. В сохранившихся записях сказано, что их называли «пробудившийся» Виэн, «сеятель» Гиделон, «жнец» Йорданс и «страж» Герстан.
    Защитники сразу заметили появление драконов и призвали их вернуться на родину. Мисагон объяснил им свои цели и пообещал уйти, едва достигнув их. Герстан предупредил, что если тот не сдержит обещания, драконов ждет возмездие.

    Полубоги наблюдали за тем, как ящеры постепенно эволюционировали, уменьшаясь в размерах, но сохраняя в себе энергию Микелона. Не всем удалось адаптироваться: часть из них погибла, и мертвые тела были сброшены в море. Остальные, достигнув своей цели, действительно вернулись на Микелон, как и было обещано.

    ...Прошли годы. Появились эфены и нагшасы, а нуоны воздвигли великое королевство. Полубоги исчезли, перестав быть объектом поклонения людей.
    Тем временем, море медленно менялось. Проявившись однажды, энергия Микелона способна воссоединиться, воплотившись в новой жизни. Энергия, содержавшаяся в телах павших драконов, образовывала средоточие гнева, невольно нарушая договор с нуонами.
    Наконец, она сформировала форму — сотни морских змеев.

    Первое время эфенские воины без труда расправлялись с ними, однако вскоре обнаружили, что выжившие змеи поглощали убитых сородичей, приобретая все большие размеры. В конце концов, семеро оставшихся напоминали своим видом скорее гигантских китов. Эфены даже ассоциировали их с ипостасями гнева: Одиночеством, Отчаянием, Смятением, Печалью, Предательством, Местью и Разрушением, вместе прозванными «Сегар'лик сор», что означает «дети гнева». К тому времени эти чудовища уже забыли свои истоки — ими управлял лишь их гнев. Они блуждали по морям, сея разрушения.

    Примерно в это же время драконы, сбежавшие от микелонских распрей, вернулись в наш мир и столкнулись с враждебно настроенными нуонами. От них не укрылся тот факт, что энергия их предшественников обрела здесь новый облик, и обещание нарушено. Тогда Мисагон уже отдалился от собратьев и вел уединенную жизнь. Ради него драконы решили наказать «детей гнева» и объединенными силами начали охоту, но в итоге те скрылись глубоко в море.

    ...Когда древние расы с их войнами канули в лету, и на трех континентах уже развивались новые цивилизации, древние исчадия все еще таились в море. Нагшасы, запертые эфенами в другом измерении, пытались вернуться сквозь трещины в пространстве. Заглянув в мир смертных через такой разлом, они обнаружили одного из Сегар'ликов. Это было спрятавшееся ото всех «дитя гнева», названное эфенами Одиночеством. Нагшасы взяли его волю под контроль, наполнив силой ненависти.

    Охваченный яростью монстр стал искать энергию, оставшуюся от мертвых братьев. Чем больше он поглощал ее, тем более необъятным становился, пока в конечном счете не обрел знакомый нам облик. Те, кому не посчастливилось столкнулся с этим колоссом в море, называли его Левиафаном.
    Несмотря на свои впечатляющие размеры, он был не таким грузным, как могло показаться, ведь отчасти состоял из чистой энергии. Кроме того, спина Левиафана защищена прочным панцирем, неподвластным токсичному воздействию Микелона, и ни одному клинку нашего мира. Пять пар его глаз — наследие братьев, непрерывно наблюдающих друг за другом. Поговаривают, что из некоторых даже покатились слезы, когда Левиафан уничтожил целый остров. Существует теория, что отсутствие шестой и седьмой пары глаз грозит воссоединением семерых братьев в будущем, — и когда это случится, Левиафан покроет весь мир.
    Легенда также помнит о нарушенном обещании Мисагона, ведь Левиафан остался в нашем мире. Вместе с тем, остается надежда, что полубоги вернутся и защитят своих потомков. И в тот день, когда битва возобновится, дорога на Микелон снова откроется.




    Концепт:





    Куда еще распространилась эта древняя сила

    Штормовой дракон (Василиск_Хан) и Виверна
    Наблюдая за противостоянием драконов и «детей гнева», племя нагшасов решило использовать одного из морских змеев, Смятение, в собственных битвах. Но прежде, чем нагшасы смогли применить эту силу, они были побеждены эфенами и заточены в другом измерении. А слуги нагшасов, оставшиеся в Нагашаре, мутировали, пожрав его тело.

    В эпоху Хищника жестокий десятый правитель королевства Ост (Ош), Гигас, разорял гнезда виверн в поисках яиц и выращивал их детенышей. Он перемещался верхом на прирученной виверне, и вскоре эти существа стали настоящим атрибутом королевской власти.
    Во время миграции с Изначального материка, вызванной Расколом (Исходом), часть виверн погибла, а выжившие теперь размножаются крайне медленно.

    Концепты и скриншот:







    Самджого, трехлапый ворон (Корвус)
    Могучее создание, выращенное расой пиллинов*, жившее еще во времена Скрытой эпохи бок о бок с нагшасами.
    Как и пиллины, гигантская птица обладает возможностью повелевать громом и молниями.

    Однажды Самджого попался в ловушку героя эфенов Никиаса, и с тех пор преисполнился ненависти к его народу. Силу Сегар'лика он обрел, когда искал способ отомстить им за своих хозяев — обнаружив на Китовой отмели останки Печали, ворон отведал его плоти. Обретенная мощь терзала тело и сводила с ума. По легендам, не сумев контролировать ее, он вызвал настоящий катаклизм.

    Во время Безликой эпохи подданные королевства Занданион (Зандана?) почитали это невероятное существо как священное божество, которому ежегодно приносили жертвы. Узурпированные ими плодородные Земли Тростниковых Зарослей (Пустошь Корвуса), где иностранцы останавливались лишь в местном храме, стали местом погружения ворона в сон на три тысячи лет, чтобы затем, пробудившись, тот в полной мере использовал новые способности.

    Как и обычаи старых времен, существование Самджого понемногу предавалось забвению. Вместе с тем, смертные по-прежнему верили в святость этих земель.
    С началом Эпохи принцев остальное население, наконец, начало осваивать этот регион, а с наступлением Славного века он стал известен как пристанище святых пророков (верующих бога Хазе).

    Уже в период постепенного возрождения жизни на изначальном материке после Исхода (Раскола) трехлапый ворон очнулся ото сна. Разбив свое гнездо на куски, он взмыл в небо, а поднятые им в воздух клочья земли превратились в парящие острова. Он снова отправился на поиски эфенов.


    *«Пиллины — хозяева черных гор, также известные как духи молний. Если изучать их подробнее, ничего приятного не узнаешь. Потому просто считай их демонами. Говорят, что они похожи на минотавров (быков). Оказавшись с ними лицом к лицу ты гарантированно будешь съеден. Каннибализм свойственен и другим народам севера. Доверие и искренность считается среди них слабостью. Единственная цель каждого из них — выжить самому, потому даже попадание сородичей в лапы пиллинов вызывает временное облегчение.»

    Концепты:





    Магистр Жакар
    Чтобы одолеть Анталлона, Жакар, член исследовательского совета «Щита богов» («Щ.И.Т.»), принял силу одного из Сегар’ликов. Но, не сумев совладать с ней, был порабощен магией хаоса.

    Концепт:






  7. #7
    Хранитель печатей Аватар для Cerberus20
    Регистрация
    16.05.2014
    Адрес
    Россия, Екатеринбург
    Сообщений
    638
    Лучших ответов
    1
    вот это круто теперь понятно, откуда все эти твари пошли))
    Тренер и коллекционер животных. У меня нет четвероногих слуг, у меня есть очень много четвероногих братьев и сестёр

    https://aa.mail.ru/forums/fredirect.p...ars%252F13.png

+ Ответить в теме

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения