+ Ответить в теме
Показано с 1 по 4 из 4
  1. #1
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Post [ArcheAge Lore] Эрнард и Дельфинад: Библиотеки


    Дневник мага Миллера

    Когда «сегодня» подойдет концу, наступит новый день. Таков ход времени: простой факт, который многие принимают как должное. Впрочем, почему бы и нет? Ставить реальность под сомнение — дело хлопотное.
    Тем не менее, в этом мире есть люди, ставящие под сомнение все. Почему течет время? Можно ли обратить его вспять? Остановить? Любопытство некоторых столь велико, что они посвящают расширению границ «абсолютной правды» всю жизнь.
    Мы называем таких людей магами. И я — один из них.

    ...Проснувшись, я увидел перед собой привычную картину — свою лабораторию в библиотеке Эрнарда (Эарнада). Поднявшись на ноги, я ощутил тяжесть во всем теле, а ощущение сна все никак не покидало меня. Похоже, бессонные ночи дали, наконец, о себе знать. Даже умывшись холодной водой, я оставался в плену этого дурмана. Но почему? В свое время подобные вопросы и вывели меня на путь исследований. Я хочу разобраться, что со мной не так.

    Я решил заглянуть к волшебнику Джиму из соседней лаборатории, чтобы одолжить у него немного мятного чая. Коллега говорил, что тот помогает прочистить мозги.
    Я дважды постучал в дверь, но ответа не последовало. Разве он не там? Я позволил себе войти, зная, что хозяин не станет возражать.
    Джим, похоже, усердно над чем-то работал. Он был так поглощен делом, что совсем не услышал гостя. Боясь помешать, я тихонько встал рядом и наблюдал. Джим что-то создавал... Но что именно?

    — Это мана-снаряд, — внезапно отозвался он. — Кириос ведет иферийскую армию на Дельфинад (Дельфы), и без дополнительной подготовки город не сможет дать им отпор. Вероятно, его войска достаточно сильны, чтобы сломить и Эрнард. Самого бога разрушения мое устройство не остановит, но сотню его солдат — вполне!

    Это не было похоже на Джима, которого я знал. Обычно он занимается предметами, облегчающими жизнь... Но оружие, пусть даже магическое, его никогда не интересовало. Это странно.
    Чая я у коллеги тоже не нашел. Прежде Джим всегда имел в запасе коробку-другую листьев мяты, но сегодня та была пуста. Я хотел спросить об этом, но он был слишком увлечен своим изобретением. Может это я дурак, заботящийся о мелочах вроде чая, когда враг уже стоит на пороге?

    Я спустился в Залы безграничных знаний (Читальные залы) — там царил полный беспорядок. Мало этого — существа-хранители, созданные нами для защиты, бродили здесь, как у себя дома. Обычно они охраняют коридоры и внешние территории — я никогда раньше не видел их в исследовательских комнатах. При всей странности, в какой-то мере это почему-то казалось нормальным.
    Другие чародеи, казалось, ничего не замечали. Будто их совершенно не смущали завалы книг, разбросанных по полу. Мы, маги величайшей библиотеки мира, знали, как обращаться с редкими и ценными изданиями. Почему же никто не спешит наводить порядок?

    Я направился в Сады чтения (Архивы геомантии), надеясь, что свежий воздух поможет мне привести мысли в порядок. Однако даже здесь сегодня все было как-то иначе... Впрочем, на данный момент моя память — не самая надежная штука.
    В этот день сады наполняло множество экспериментальных созданий: фей, лесовиков, оживших грибов и подсолнухов. Ранее подобным экземплярам было запрещено бродить без присмотра... Или нет? Окружающих по-прежнему ничего не удивляло.
    Пока сознание мое пыталось переварить все эти абсурдные сцены, я сам не заметил, как ноги понесли меня дальше, в Ледяную лабораторию.

    Я постучал — мальчик жестом предложил мне войти. Это была лаборатория Хальнака. Хоть он и выглядел юнцом, за этой внешностью на самом деле скрывался старый и очень могущественный колдун.
    По правде говоря, я не был особо знаком с Клоином: после того, как его «любимцы» анубисаты уничтожили мой экспериментальный образец, мне становилось не по себе при каждой нашей встрече.
    Легким движением пальца он поднял стопку книг в воздух и направил ко мне:

    — Наполни эти тома маной. Они взорвутся, как только войдут Кириос или его слуги.

    Не припоминаю, чтобы когда-либо приходилось исполнять приказы Клоина Хальнака, но сейчас его непосредственность меня почему-то не беспокоила. Меж тем, я уже вовсю думал о том, как эффективнее выполнить задачу. Надо же! Послушностью я никогда не отличался. К тому же, это настоящее кощунство — превращать бесценные труды в бомбу. Однако я точно знал, как это сделать. Почему вдруг это кажется мне совершенно естественным?

    Заметил ли кто-то еще эти отклонения? Мы — маги и ученые, наша работа заключалась в том, чтобы все подвергать сомнению. Но угроза Кириоса, казалось, затуманила даже самые пытливые умы.
    И стоило мне вспомнить это имя, меня охватывала невыразимая ярость. Сердце стало биться чаще, а мысли крутились вокруг его убийства. Необъяснимо. Словно ненависть, поработившая мое сознание, была не моя.
    Сконцентрировавшись, я попытался прочесть заклятие, защищающее от гипнотических чар. Как только оно вступило в силу, я сразу почувствовал, что дурман, наконец, рассеялся. Мной определенно все это время манипулировали.

    Я закрыл глаза, пытаясь отследить потоки магической энергии. Библиотека всегда была окружена запутанными сетями защитных чар, но сейчас все иначе. Здесь использовались специальные заклинания контроля, призванные находить и прогонять преступников. На волшебников, имеющих пропуски, эта магия не влияла. Однако сегодня эти заклинания были в сотни раз сильнее обычного. Но почему? С какой целью?

    Даже заклятие порядка, которое я сам создал, было искажено. Для обслуживания пространств Библиотеки когда-то требовались целые команды рабочих: чистильщиков, полировщиков, управляющих и реставраторов. Некоторых из них часто ловили на краже, поэтому я создал заклинание, заменившее впоследствии живой персонал. Оно поддерживало Библиотеку в идеальном порядке, вплоть до возвращения потерянных книг на полки. Но сейчас оно было искажено и запутано. Я позаботился о том, чтобы заклятие никогда не затрагивало живых существ, но теперь оно занималось именно этим. Зачем кому-то понадобилось управлять ими? Что это вообще значит?

    Я применил рассеивающие чары, чтобы снять заклятия с себя, и почувствовал, как мое тело начало растворяться в воздухе. Мои плоть и кости рассыпались подобно высохшим листьям, а внутренности выпали и обратились прахом. Сознание устремилось ввысь, освободившись от телесных оков. Теперь я был не более чем духом.
    Только сейчас я понял: заклинание было единственным, что поддерживало мою оболочку. На самом деле я давно мертв.
    С уничтожением тела душа моя должна была упокоиться в чертогах Нуи, но силы Библиотеки удерживали его здесь. Так я оказался в ловушке, обреченный проживать один и тот же день заново.

    Я вспомнил: мы подверглись нападению Кириоса еще много лет назад. Так же, как и многие другие земли.
    Я не знаю, сколько времени прошло с тех пор, но эрнардская библиотека сохранила свой облик. Теперь она ежедневно воссоздает злополучные события, предшествовавшие разрушению, заставляя ее обитателей проживать худший день в их жизни вновь и вновь.

    Потрясенный, я вспомнил о комнате, где при жизни часто находил утешение в чтении фолиантов с запылившихся полок. Укромные местечки наподобие этого создают себе многие чародеи Эрнарда. Под защитой магического круга там все еще лежал мой открытый дневник.
    В течение целого десятилетия я ежедневно оставлял в нем записи. Согласно им, каждое утро я просыпался в своей постели, шел к Джиму, следовал указаниям Хальнака, затем отменял действие заклинаний, пытаясь прийти в себя. И снова оказывался призраком в этой комнате. Сколько бы раз я не освобождался от воздействия Библиотеки, в какой-то момент время неизменно сбрасывалось, и на следующий день мой путь повторялся. Утром я вновь очнусь в собственном теле без воспоминаний о том, что узнал. Единственным островком памяти в этом море забвения оставался мой дневник — лишь его мне оказалось под силу защитить от магии Эрнарда.

    Возможной причиной аномалии стали, вероятно, особые меры, принятые перед катастрофой высокопоставленными магами во главе с Алесандером (Александэром) Рованом. Эти чары становятся все сильнее, и если порочный круг не разорвать, они могут распространиться, угрожая и всему остальному миру.

    Позже я встретил Сноудена. Оказывается, фрагмент Эрнарда, а именно — вход в Библиотеку, внезапно появился на Сверкающем побережье и привлек немало исследователей. Он считает, что способен оборвать петлю времени, и согласился помочь положить конец вечной мучительной жизни эрнардских волшебников.
    В последний раз, когда я видел Сноудена, он направлялся к сердцу Эрнарда — на Террасу Творения. С тех пор минуло несколько дней. Я боюсь, что он так и не совладал с растущей силой Библиотеки.

    Что же мне делать? Неужели завтра я снова проснусь в своей лаборатории, а все достижения сегодняшнего дня будут поглощены тьмой?
    О, Нуи, помилуй наши несчастные души и прими в свои объятия!



  2. #2
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Записи исследователя Эрнарда

    Мастер Вельхион всегда восхвалял чудеса библиотеки Эрнарда. Ей суждено было пасть под натиском Кириоса, и я не ожидал когда-либо увидеть ее наяву. Но из недавних докладов стало известно, что на Сверкающем побережье обнаружили вход.
    По мере того, как энергия акхиума возвращалась на Изначальный материк и оживляла все на континенте, она, похоже, возрождала и древнюю Библиотеку. Не могу дождаться момента, когда увижу ее собственными глазами: это же одно из наивысших достижений наших предков!

    Мне повезло, что меня обучает такой человек, как Вельхион. Наставник был единственным выжившим при нападении Кириоса на Эрнард. Он учился у великого Алесандера, а также у Аранзеба, заклятого врага бога войны и разрушения.
    Лишь по счастливой случайности мне удалось попасть в ряды исследователей. С самого детства я был одинок: моя мать умерла, когда я был еще ребенком, а затем и отец, мелкий торговец, был убит богатым купцом из Западной ишубары.
    Однажды я плыл зайцем на корабле, и, будучи пойманным, остался работать там юнгой. Но во время одного из плаваний мы попали в шторм и потерпели крушение. Тогда мне казалось, что моя жизнь кончена, но меня спас человек по имени Хайрам, ученик мастера Вельхиона.

    ...Когда я воочию увидел огромный фолиант, представлявший собой вход в легендарную Библиотеку, меня захлестнули эмоции. Я, сын простого торговца, стою перед бастионом древних магических знаний! Какое будущее меня ждет?

    Необъяснимым образом библиотека Эрнарда сохранилась лучше, чем можно было предположить, но для учебы сейчас она была явно небезопасна. Волшебники, некогда героически павшие в бою, теперь восстали и, полагая, что они все еще сражаются с Разрушителем, продолжают яростно защищать свою обитель. Ослепленные гневом, они не слышат наших доводов и атакуют любого, кто пересекает порог.
    Надеясь, что Вельхион сможет успокоить духов, мы привели его с собой. Даже спустя столетия учитель помнил всех своих бывших коллег и друзей, обращаясь к ним по имени. Он не хотел причинять им вреда, однако и ему маги ответили мощными заклятиями, назвав наставника «шавкой Кириоса». Они готовы были сражаться вечно — бесчувственно и отрешенно, помня лишь о своем священном долге.
    Вельхион упал на колени, и глаза его наполнили слезы. Проклятые судьбой, благородные чародеи превратились в безвольных марионеток, что было даже страшнее смерти. Если не освободить их, они так и останутся в плену своих ужасных иллюзий, поддерживаемых страхом и гневом того дня много веков назад.

    Библиотека смогла восстановиться сама и сохранила призрачное подобие своих обитателей с помощью таящейся в ней магии, однако ей нельзя было действовать самостоятельно — без контроля со стороны разумного существа здесь творился лишь хаос.
    Новые ученики стараются спасти уцелевшие книги любой ценой, надеясь однажды вернуть Эрнарду былую славу. Или, по крайней мере, основать пристанище в другом месте. Столкновений с обороняющимися мы стараемся избегать, предпочитая оставаться незамеченными.

    Нам удалось сделать тревожное открытие: границы воздействия Библиотеки расширяются, ее магия набирает силу, становясь угрозой для существ поблизости. Если не остановить этот процесс, в течение нескольких лет разрушительная энергия Эрнарда поглотит все Сверкающее побережье, но этим не ограничится. В конце концов, примерно через десятилетие духи защитников уничтожат весь северный континент, веря, что освобождают его из-под влияния бога войны, а затем обрекут на гибель и целый мир.

    Будучи не в силах восстановить Библиотеку, мастер Вельхион принял трудное решение — запечатать ее. По иронии судьбы, конец истории Эрнарда положит не враг, а те, кто любит город волшебников больше всего. Гневные маги, чьи души заперты внутри, верят, что спасают мир от разрушения, но на самом деле мир должен быть спасен от них.



  3. #3
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Эрнард

    Хоть Эрнард и был сформирован в пределах Дельфинада, даже многие коренные жители города понятия не имели о существовании зеркального измерения. Для людей, не владеющих магией, это просто несуществующее место.
    На протяжении тысяч лет волшебники, прибывавшие со всех уголков мира, постепенно отстраивали Эрнард и расширяли его границы. Не обладая тайными знаниями, туда по-прежнему не попасть. Вход может находиться даже в сплошь замурованном проходе, скрытом за обычной деревянной дверью. Покинуть город можно лишь через тот же портал, что и перенес вас сюда, — однако для выдающихся чародеев такого ограничения нет.

    На первый взгляд, Эрнард копирует Дельфинад: там тоже есть большой театр, резиденция генерал-губернатора, королевский дворец, крепостные стены и другие известные сооружения — многие маги развлекались, дублируя улицы. Но, похоже, вы нередко будете натыкаться на закрытые лавки, выключенные фонтаны и потухшие фонари. Примечательно, что, согласно оригинальному источнику, в Эрнарде царит вечная ночь, окутанная мистическим голубоватым светом — в сумраке волшебникам уютнее (что идет вразрез с обстановкой внутриигровой Библиотеки).

    Все здесь насквозь пронизано магией, и местами таятся опасные секреты. Например, с помощью внезапно появившегося рта дом может неожиданно проглотить прохожего. Обманчиво тихие улочки иногда сами собой вдруг начинают перемещаться, а умелый колдун способен сплести целый лабиринт, и в обоих случаях заплутавший на такой дороге странник рискует навсегда оказаться в ловушке. Враждебно настроенные маги без труда могут увести землю прямо у вас из-под ног или обратить улицы в песок, погребя обидчика заживо. В Эрнарде не стоит проявлять беспечность ни с чем: ни с придорожным камнем, ни с книгой на стеллаже — нет гарантии, что они не окажутся чьим-то оружием. Стоит избегать и случайных прохожих — неизвестно, человек ли это будет вообще. Не исключено, что вам случится узреть даже гигантского змееподобного дракона, беззаботно плывущего по небу!
    Благодаря тому, что пространство Эрнарда так гибко трансформируется и многократно усиливает силы волшебников, они прозвали его собственным раем.

    В Эрнарде нет ни стражи, ни суда — по сути, это место является отличным примером естественного отбора, будучи смертельно опасным для слабых, и не представляя никакой угрозы для опытных чародеев. Хоть там и есть аналог королевского дворца, на его троне не восседает правитель, который бы всем управлял.
    Как же маги выживают в течение всего этого времени? Действительно ли в городе царит хаос? Они опираются на здравый смысл и собственный интеллект, хотя, безусловно, не все из них настолько рациональны. Волшебники относятся друг к другу как к коллегам, но простых людей некоторые из них считают не многим выше домашнего скота.

    Несмотря на это, немало относительно мирных чародеев вы можете встретить в каком-нибудь трактире. Они обожают изучать книги или возиться со своими магическими безделушками, вооружившись чашечкой чая.
    К слову, среди прочих представителей своей эпохи маги весьма выделяются необычным вкусом в нарядах. Впрочем, нас-то уж точно не удивить волосами странного цвета, наплечниками-рогами, змееподобными поясами, обувью на огромной платформе и пестрыми масками. А как насчет полупрозрачной мантии, практически не скрывающей тело? (Видимо, отсюда берет свое начало внутриигровая мода :))

    Конечно же, главное достоинство Эрнарда — его библиотека, идентичная Дельфинадской. Здесь изучают магию высочайшего уровня, порой даже тайную. Волшебникам прислуживают призванные магические создания, а происходящее внутри поражает своей противоестественностью не меньше остального города.



  4. #4
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Библиотека Дельфинада

    Для начала пару слов о самом Дельфинаде, ставшем отправной точкой Первой экспедиции.
    Как самый крупный и процветающий интернациональный город, он был прозван столицей мира, хоть и не являлся ею в буквальном смысле, поскольку изначальный материк — не единая империя.
    Городом совместно управляла королевская семья, но основные административные функции выполнял назначенный ими генерал-губернатор.
    За охрану города отвечал отдельный военный полк. Именно он одержал победу в войне с ферре, начатой Дельфинадом на болотах Едэки, из чего можно сделать вывод, что взаимоотношения с этими племенами у города были непростые. Однако по земле Дельфинада свободно перемещались представители всех народов — явных ущемлений чьих-либо прав не было.

    Так как же выглядела та знаменитая библиотека, ставшая прототипом эрнардской?

    Это одно из самых известных зданий Дельфинада — недаром столицу прозвали «Городом библиотек». Она считалась главным оплотом наук и хранилищем записей о событиях истории, местом истинных достижений и истинного единства.
    Официальным ее названием было «Вин Ксиэлла Тэр Палладим Ремидиел Аэн Веора Эсе Нионор», то есть «Библиотека, охраняющая наследие Великолепных Веков». Но, по правде говоря, с самого ее открытия никто не использовал название полностью — ни иностранцы, ни местные, ни сами правители. Все называли ее просто «Библиотека».
    Помимо прочего, это гигантское здание было самым высоким на континенте. Оно насчитывало двенадцать этажей, три из которых — подземные. Ходили слухи о существовании еще одного нижнего уровня, но не нашлось никого, кто бы там побывал.

    Библиотека открывалась в восемь часов утра, но еще задолго до открытия перед входом выстраивалась длинная шумная очередь. Секретарей, пропускавших людей, было всего семеро, поэтому при самом лучшем раскладе попасть внутрь удавалось лишь спустя около часа ожидания. Среди «ранних пташек» было больше всего студентов, всячески пытавшихся сэкономить даже на оплате жилья — остальные горожане чаще приходили после обеда.
    Номинально Библиотека работала до восьми часов вечера, но уже в седьмом часу посетителей начинали выпроваживать, закрывая тяжелые ворота до самого утра. После закрытия не делали исключений даже для самого короля. Однако здание Библиотеки было связано с музеем, а музей — с ботаническим садом, куда в любое время пускали студентов, ухаживающих за растениями.

    На входе твердыня знаний разветвлялась на три коридора, больше похожие на узкие и высокие тоннели. На потолках виднелось всего несколько окон, поэтому внутри было очень темно. Кое-где по пути встречались лампы, но так высоко, что было не достать — скорее всего, с целью предотвращения пожаров. Стены украшали надписи — имена без каких-либо пояснений. Кто знает, кому они принадлежали, — знаменитостям, библиотекарям, меценатам?
    Кипроза, впервые оказавшись в Библиотеке, заметила, что ее форма схожа с планировкой крепостей Северного Мейра. По слухам, именно благодаря этому здание пережило несколько войн.

    Тот, кто однажды побывал в Библиотеке, хранит эти воспоминания до самой смерти. Кем бы ты ни был, откуда и с какой целью бы не приехал — ее великолепие никого не оставляло равнодушным.

    Часть коридоров вела на крытую освещенную площадь — холл Сальтами, на полу которого выгравированы три основополагающие истины Библиотеки: королева, ученые, книги. Изначально названное в честь правительницы, позднее это место стало именоваться студентами залом для приемов — оно и вправду зачастую использовалось для торжественных встреч. Именно поэтому само имя с тех пор ассоциировалось с официальными аудиенциями.
    Этот роскошный холл украшали узорный кафель и сотня монументальных белых колонн, а пол представлял собой карту звездного неба. Отсюда выходили два с половиной десятка малых лестниц , а также центральная — столь широкая, что на ней способно было разместиться около сорока человек.
    Говорят, никто из гостей не преминул остановиться на этом месте: некоторые были настолько растроганы, что не могли сдержать слез или падали на колени в молитвах. Известно даже о нескольких случаях, когда у людей не выдерживало сердце.

    Если большинство этажей Библиотеки пребывало в тишине и покое, то первый — самый шумный: здесь находились школы и рынок.
    Справа от приемного зала располагались комнаты с тремя стенами — такие помещения называли лекционными аудиториями. Чтобы холл и аудитории различались, перед каждым помещением стояло по два столпа. Каждая из комнат предназначалась для пары десятков человек. Тем не менее, в некоторых можно было встретить лишь двух-трех студентов, а в некоторых — целую сотню. Поскольку комнаты — открытые, толпы учеников слушали лекции и за их пределами.
    Чтобы арендовать такую аудиторию, необходимо было получить разрешение на создание научной школы, что весьма проблематично в условиях высокой конкуренции между преподавателями со всего материка. Если школа пользовалась успехом, то со временем приобретала ассистентов и могла финансироваться из бюджета Библиотеки.
    Все школы сильно отличались по своим масштабам и посещаемости. Полноценная учеба стоила денег, но были и недорогие — с возможностью рассрочки оплаты учебников до полугода. Эта мера вводилась для малоимущих, для которых Библиотека на время занятий становилась еще и надежной крышей над головой.
    Если говорить о магии, школа Алесандера считалась лучшей.

    Единственным местом, где любой горожанин мог прикоснуться к редким изданиям, был читальный зал на третьем этаже. Тем не менее, все находившиеся здесь экземпляры были лишь копиями — оригиналы хранились на других уровнях. Для ознакомления с первоисточниками требовалась либо расписка от школы, ответственной за них, либо членство в ее составе.
    В читальном зале размещалось около ста столов, восьмисот стульев, но и такого количества на всех желающих обычно не хватало. По правую и левую стороны зала находились тематические отделы книг. «Король Библиотеки» Тиренос некогда обобщил все материалы в едином списке, темы которого были столь обширны, что никому так и не удалось систематизировать их полностью.

    В комнатах четвертого этажа выставлялись реликвии, подаренные Библиотеке прежними королями, и артефакты разных эпох.

    Подробностей об организации других этажей нет.

    Среди дельфинадцев профессия библиотекаря пользовалась большим авторитетом. Многие из них жили прямо в стенах учреждения, и потому много чего не знали об окружающем мире, отчего порой их взгляды были несколько предвзяты.
    Библиотекарей назначала сама королева, зарплату платил генерал-губернатор, а решения по поводу продвижения по службе и выдачи премий принимал главный библиотекарь. На сотрудников никак не влияли простые граждане: профессия служила в первую очередь книгам, а не людям. Народ мало что понимал в ремесле библиотекарей, но сам факт близости тех к правительству внушал уважение. В каком-то смысле они даже были личной собственностью Ее Величества. Иные шутят, что в случае кончины королевской четы люди станут поклоняться библиотекарям.

+ Ответить в теме

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения