+ Ответить в теме
Страница 1 из 2 1 2 ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 17
  1. #1
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Post [ArcheAge Lore] Дневники Розы и Наны (Кипрозы и Орхидны)


    В данных условных дневниках можно узнать корейскую версию того, как сформировалась Первая Экспедиция.
    Имейте в виду, что подробно углубляться в конкретные события они, увы, не будут.


    Оглавление

    «Дневник Розы»
    Глава 1: Одиночка
    Глава 2: Дочери Рейвена
    Глава 3: В поисках сестры
    Глава 4: Орхидна

    «Дневник Наны»
    Глава 1: Начало путешествия
    Глава 2: Дельфинад
    Глава 3: Таян и Хуго
    Глава 4: Свет и тень
    Глава 5: На грани судьбы
    Глава 6: Эрнард
    Глава 7: Бесконечная одержимость
    Глава 8: «Негодяй»
    Глава 9: Начало перемен
    Глава 10: Ярмо судьбы
    Глава 11: Черный человек
    Песня: Забвение


    Дисклеймер:

    Альтернативные имена и названия (без тех, где разница в одну букву):

    Алесандер — Александэр
    Дейер — Дейо
    Дельфинад — Дельфы
    Денистрий — Денистриос
    Замок Солнца — замок Соннын
    Ирамканд, горная цепь Ирама — Хирамаканд, Хирама
    Иферия — Эфериум
    Крепость Ели — Замок Елей/Пихты
    Луций — Люциус
    Миджанийцы — племя Мисан
    Нагшасы — нагаши
    Невер — Неве, Нива, Нэбе
    Невла — Небула
    Роуз — Розия
    Сокол — ястреб, орел
    Таян — Тайянг, Тэйянг
    Теневой Сокол — Соколиная Тень
    Хуго — Хыга
    Эрнард — Эарнад, Эанад
    Эфены — ипна, ифна
    Юлий — Джулиан


    В 11-й главе я позволила себе некоторую вольность, добавив факты из двух более старых версий событий.
    Для удобства эти дополнения выделены курсивом — так вы будете знать, актуальность и каноничность каких фрагментов под вопросом (хотя один из текстов XLgames оставили у себя).

  2. #2
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Дневник Розы
    (Кипрозы)





    Глава 1: Одиночка

    Большинство людей в Крепости Ели меня не любят, даже моя родная бабушка Роуз держится холодно и равнодушно. Таков уж ее характер: чем спокойнее она с виду, тем более раздражена на самом деле. Всякий раз, когда она молча смотрит на меня своим тяжелым взглядом, я чувствую ее неприязнь. От него мне всегда не по себе — он холоден, словно дыхание Невера, бога зимы. При том, что я — ее единственная внучка…

    Элма, мать моего кузена Джеймса и невестка Роуз, ведет себя так, будто и правда заботится обо мне. На самом деле она ни капли не дорожит мной, а лишь притворяется по наказу бабушки. В действительности я для Элмы — не более чем бремя. Она переживает, что я могу стать преградой на пути ее единственного сына, но, боясь осуждения окружающих, выступает не так открыто, как Роуз.
    Элма отправила меня работать в швейную мастерскую. Мало этого — она считает, что в качестве оплаты собственного пропитания мне стоит заниматься еще и готовкой, чтобы Роуз меня не выгнала.

    В мастерской я работаю вместе со старыми немыми швеями. Со мной они столь же строги, сколь и Роуз. Они дают мне поручения короткими жестами, и, стоит мне хоть немного их не понять, — я тут же получаю пощечину. Кто бы знал, сколько мне пришлось вытерпеть, пока я только училась — без слез не проходило и дня. Но здесь, среди немых взглядов и вздохов, я научилась понимать даже молчание.

    Немолодой, но сильный духом капитан копьеносцев, Роуэл — один из тех, кто не испытывает ненависти ко мне. В то же время, мягкости ко мне он тоже не проявляет — зная характер бабушки, он понимает, что это может еще больше усложнить мою жизнь. Без необходимости Роуэл обычно со мной не разговаривает, но в его манерах чувствуется дружелюбие.

    По той же причине другой преданный вассал семейства Дейер, Кеон, остается ко мне безучастен. Он сочувствует мне как внучке Роуз, вынужденной работать кухаркой, но в глазах его читается сомнение: он опасается, что я могла унаследовать безумие своего отца, Рейвена. Впрочем, примерно такое же отношение ко мне — у всех людей Крепости Ели. Поэтому вместо моего обучения, все, кажется, предпочитают видеть меня в роли прислуги.

    ...Мой день нередко начинается с работы в хлеву. После этого я помогаю на кухне с подготовкой к завтраку. Чтобы избавить повара от лишних хлопот, я делаю мелкие дела вроде чистки картошки и нарезки лука.
    Когда все готово, Роуз завтракает в компании Джеймса, Элмы и подданных — Роуэла и Кеона. Но мне за столом с родней не место, я должна завтракать с поваром — таково негласное правило.

    После окончания завтрака приходит время мытья гор посуды. Затем я отправляюсь латать солдатские мундиры в швейную мастерскую. После этого — снова на кухню, готовить обед. И опять в мастерскую, и обратно. Только после ужина и наступления сумерек я могу ненадолго почувствовать себя свободной. Обычно я иду навестить хранительницу замка — огромную птицу, запертую в клетке. В этом мы с ней похожи, и мне кажется, она единственная по-настоящему меня понимает.

    Когда находится свободная минутка, Джеймс украдкой ищет меня, но я избегаю этих встреч. На самом деле кузен тоже сам себе не принадлежит: пока я готовлю завтрак, он учится искусству изготовления копий, пока я шью — профессоры из Дельфинада обучают его наукам. Свободное время у него тоже появляется лишь вечером.

    — Почему ты меня избегаешь? — услышала я из-за спины, когда в очередной раз пришла к клетке снежной птицы.

    Не оборачиваясь, я ответила:

    — Ты же знаешь, Роуз и Элме не понравится, что мы общаемся!

    — Знаю, но… — вздохнул Джеймс.

    — Если узнают, что мы виделись, тебе это ничем серьезным не грозит, но со мной все иначе... Пощечина от бабушки и несколько дней работы в конюшне мне обеспечены.

    — Прости…

    Позже я заметила, как он наблюдает за закатом со старой колокольни в западном крыле замка. Похоже, теперь там он проводит свой досуг. Я очень переживала, глядя на то, как он взбирался туда. Это опасно... И я все же решила встретиться с ним.

    — На что ты смотришь?

    Джеймс указал в небо:

    — На того сокола.

    Джеймс наблюдал за птицей в небе, а я — за пленницей.

    — Он свободен, так ведь?

    Покачав головой, я решительно ответила:

    — Нет. Он летает не только ради забавы. Чтобы достать пищу, ему приходится подниматься ввысь в поисках добычи. В любой момент охотники могут подстрелить его, поэтому жизнь сокола полна страха.

    — И все же, я завидую ему.

    — Почему?

    — Пусть он и голоден, но может отправиться в любое место, куда только пожелает. Мне кажется, это лучше, чем быть сытым, но запертым в пределах замка.

    Клетка снежной птицы все больше напоминала мне саму Крепость Ели.

    — Научи меня, — попросила я Джеймса.

    — Чему?

    — Буквам. Я тоже хочу читать книги.

  3. #3
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Глава 2: Дочери Рейвена

    Закат окрасил стены западного Замка Солнца в кроваво-красный оттенок. Мы с Джеймсом танцуем на обветшалой башне колокольни, держась за руки. Словно под аккомпанемент оркестра, приезжающего в крепость на Новый год, мы двигаемся в едином ритме, бормоча мелодию себе под нос. Так мы кружили в танце, пока мир вокруг не погрузился в темноту.

    В ходе обучения грамоте мы стали гораздо ближе. Когда между двумя замкнутыми людьми рушатся стены, наружу выплескивается много эмоций, о существовании которых они могли и не догадываться. Он также показывал мне танцевальные движения, переборы лютни и разучивал со мной звучные песни.

    Но это замечательное время не могло длиться долго. Однажды Элма заметила нас, и с этих пор у Джеймса еще прибавилось уроков. Порой, практикуясь в управлении территориями, он вместе с солдатами стал выезжать на дальние заставы. В конце концов, я снова осталась одна.

    Но мне уже не так одиноко, ведь благодаря Джеймсу теперь я умею читать. Раньше подножия гор и широкие поля за крепостными стенами были для меня всем, но теперь, окунувшись в книги, я открыла для себя новые горизонты: начиная от культуры пестрого Дельфинада в центре материка, Иферии на юго-востоке и до самой страны дворфов на западе. Понемногу мысли уносили меня все дальше за пределы Крепости Ели.

    В библиотеке я также узнала значение имени «Кипроза» — «кипарис». По преданиям, в древние времена, еще до Эпохи принцев, множество таких деревьев росло на севере Сумеречного леса. Согласно легендам, в этом месте сосредоточено немало душ, и их вместилище — кипарисы. Почему отец дал мне такое имя?

    ...Пока я вертелась, как белка в колесе, каждый день напоминал предыдущий. Но все изменилось в ночь, когда появилась незнакомка в белом. Говорят, подъехав, она спешилась и посмотрела на часовых. Засмеявшись, словно сумасшедшая, она направила лошадь страже навстречу. Пока те останавливали беспокойное животное, женщина скрылась. Настигнуть ее не удалось и за пределами замка — она будто растворилась во тьме.

    Впервые я видела хладнокровную Роуз в такой ярости. В окружении двух командиров копейщиков, трех заместителей, придворных слуг, дворецкого и тети Элмы в центре зала совещаний, освещенного полусотней свечей, стояла корзина. На ленте было вышито: «Орхидна, дочь Рейвена».
    Я наблюдала за происходящим сквозь замочную скважину. Обычно я так не поступаю, но в эту ночь мне показалось, что я обязательно должна быть в курсе. Разбуженная шумом, я тихонько проследовала туда за Роуз, и видела, как в комнату заходил дворецкий с корзинкой, в которой лежал ребенок.
    Увидев дитя, я словно услышала биение сердца. Я не могла понять, кому оно принадлежало — мне или ему. Так или иначе, я почувствовала между нами сильную связь.

    Роуз пнула корзину ногой. Малышка проснулась и заплакала. Бабушка пристально посмотрела на нее, после чего развернулась к присутствующим и холодно произнесла:

    — Отнесите ее в лес. Нельзя, чтоб ее кто-то нашел... Разве что парочка лютоволков.

    Роуэл сжал губы, Элма побледнела, но ни один из них не возразил. Остальные тоже онемели. Приказ необходимо было исполнить, но никто не вызывался. Девочка, будто зная, что ее ожидает, плакала все сильнее. Пытаясь перекричать плач, Роуз гаркнула:

    — Вынести ее вон, я сказала!

    Один из копьеносцев, самый молодой заместитель, Офрери, поднялся, взял корзинку и вышел из зала. Когда он распахнул дверь, я отступила назад. Наши испуганные взгляды встретились. Отвернувшись, он прошел по темному коридору и исчез.

    Офрери сел на лошадь. Взглядом проводив его удаляющийся силуэт, я отчетливо разглядела висевшую на седле корзину.

    — Говорят, это дочь Рейвена? — спросила я у стоявшей рядом Элмы.

    — Рейвен ТВОЙ отец, — последовал резкий ответ.

    — Точно ли это его дочь? — настояла я.

    — Что будешь делать, если так? Все уже кончено — она отдала ее на съедение волкам.

    Мое сердце бешено колотилось. Оно будто пыталось вырваться из груди и догнать Офрери.

    Вернувшись в свою комнату, я достала теплое пальто. Необходимые для похода вещи я сложила в мешковатый кожаный рюкзак, прихватив с собой факел, масло и два солдатских кинжала с оружейного склада. На остром лезвии отражался лунный свет. Плач ребенка эхом отзывался в моей голове — нужно было догнать заместителя до того, как его следы заметет.

    Когда я уже выходила из замка, Роуэл преградил мне путь:

    — Кипроза, сейчас это равносильно самоубийству.

    — Замолчи и не мешай! — прорычала я в ответ.

    Шокированный Роуэл неуверенно продолжил:

    — За пределами крепости — волки размером с теленка...

    Сейчас мне было плевать, кто стоит передо мной. Вытащив кинжал, я направила его на капитана:

    — С дороги! Еще хоть слово — и полетишь в ров!

    Он все же отступил, и я устремилась в темную лесную чащу.

  4. #4
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Глава 3: В поисках сестры

    На хвойный лес опустилась глубокая ночь. При каждом дуновении ветра раздавался скрип замерзших веток деревьев, и огонь моего факела дрожал, словно вот-вот погаснет. Направив его к земле, я пыталась разглядеть следы, оставленные лошадью Офрери, а издали доносился волчий вой.

    Как долго я уже здесь блуждаю? За это время наверняка можно было четырежды отужинать за неспешной беседой. Вой волков становился все ближе — казалось, они окружают меня. Мне нужен был свет факела, но он, похоже, только и делал, что привлекал хищников. Я достала из рюкзака маленькую старую курильницу, выглядевшую так, будто долго пылилась на полках. Однако я все еще пользовалась ею при чтении.

    Я заткнула ноздри заранее приготовленными лоскутками ткани, расстилавшейся при сушке ароматических трав. Весь прошлый год я понемногу откладывала трипору, которую тайно хранили в кладовых. При ее разжигании из курильницы начинает валить белый дым, распространяя вокруг столь ужасный запах, что тот просачивается даже сквозь ткань. Стоит ветру его разнести — волки заскулят, как побитые псы! Едва ли их чуткий нюх выдержит такое зловоние.

    Об этом нехитром приеме мне удалось узнать из дневника путешественника, найденного в библиотеке. Я взяла его на заметку, ведь это могло пригодиться при побеге из крепости, где я была заперта, как птица в клетке. К сожалению, запас трав был ограничен. После того, как они закончатся, волки вновь почуют запах человечины, и я снова стану их мишенью. Мне нужно было как можно скорее догнать Офрери. Мерцание звезд словно тоже подгоняло меня.

    Становилось все холоднее. Факел догорел, и меня стал пробирать озноб — в Северном Мейре после захода солнца даже в июне по-осеннему холодно.
    Полагаясь на слабый свет звезд и полной луны, я пыталась рассмотреть следы копыт. Вдруг тучи заслонили луну, и лес утонул в непроглядной тьме. Я пыталась высмотреть что-то вокруг с помощью тлеющего уголька курильницы, но вскоре и он потух. Все, что у меня оставалось, — два солдатских кинжала.

    Теперь я могла лишь бродить в потемках в поисках брошенной корзины. Не знаю, отыщу ли я ее в конце пути, или это лишь пустые надежды — но я продолжаю следовать зову своего беспокойного сердца.

    Вдруг неподалеку раздался детский плач, и я сама готова была зарыдать от счастья. Ветер разогнал облака, и лунный свет снова осветил округу. Тогда я заметила место, откуда доносился голос малютки. Подойдя ближе, я стала свидетелем необычной сцены: огромная змея обвила корзину, изгибаясь из стороны в сторону. Угрожающе подняв голову, она пристально смотрела на выходящего из темноты лютоволка. Змея, несомненно, защищала дитя.

    Плач не прекращался, а волк понемногу подступал, не отрывая взгляда от соперницы. Та резко рванула вперед, и хищник немедленно отступил. Казалось, он снова предпримет попытку, но змея проворно развернулась и направилась обратно к корзинке. Лютоволк замешкал и попятился назад, но вскоре опять спровоцировал ее, оббежав с другой стороны. Когда она приблизилась, он резко атаковал и придавил змеиную шею лапой. Извиваясь, змея безуспешно пыталась выбраться. Внезапно я осознала: с ее смертью я потеряю и шанс спасти Орхидну. Я похолодела.

    Не имея боевой подготовки, сама не веря в успех, я метнула в лютоволка кинжал — и тот чудом угодил в левый глаз зверя. Волк забился в агонии, и змея не упустила возможности намертво вцепиться в его бедро. Обнажив клыки, он ответил мощным укусом, в один миг разделив ее пополам. Желая сбросить с себя змею, волк яростно бил по ней когтистой лапой, но она так и не разжала челюстей.

    В конце концов, и отравленный зверь, и рептилия пали замертво. В ходе борьбы корзина с ребенком тоже не осталась нетронутой: исцарапанная, она лежала поблизости — девочку же выбросило на землю. Сестренка выкатилась из одеяла, но, слава богам, совсем не поранилась. Я подбежала и обняла ее, пытаясь согреть. Еле дыша, все это время она плакала, но успокоилась, стоило только мне взять ее на руки. Это и был момент первой встречи с моей Орхидной.

    Я решила, что мохнатая шерсть поможет лучше защитить дитя от мороза. Содрать шкуру с мертвого лютоволка оказалось не так просто — я вся измазалась в крови. Малышка же в это время тихо ждала меня.
    Мы направились в сторону, где должна была находиться Крепость Ели.

  5. #5
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Глава 4: Орхидна

    Не помня себя, я торопливо пробиралась сквозь чащу, держа на руках спящего младенца, закутанного в волчью шкуру. Сколько еще до замка? Ночь понемногу отступала, и начинало светать. Я определенно заблудилась. Сколько же я прошла? Оставалось надеяться лишь на то, что голос сердца снова подскажет мне дорогу.

    Мы провели в пути весь день, и я сильно проголодалась — но останавливаться было нельзя. Сестра, проснувшись, наверняка была не менее голодна, но не плакала: казалось, благодаря некой связи между нами, она все понимала.

    Нам удалось добраться лишь к вечеру. Увидев меня в столь пугающем виде, люди начали шептаться между собой. А появление сплошь вымазанного в засохшей крови ребенка еще больше повергло их в шок.
    Я направлялась во дворец к Роуз, но передо мной вдруг возникла Элма. Посмотрев на Орхидну, она нахмурила брови, и на ее переносице проступили глубокие морщины. Такое выражение лица означало, что она собиралась сказать нечто такое, чего бы я не хотела услышать. Но прежде, чем она успела выплеснуть свое недовольство, я выпалила:

    — Прочь!

    От растерянности Элму одолела икота, а широко раскрытые глаза сделали ее похожей на серую неясыть.

    Внутреннее убранство дворца Крепости Ели представляло собой жалкое зрелище. За исключением настенных кольчуг и длинных копий, будто бы держащих эти кольчуги, никаких других украшений не было. Простенькие деревянные люстры, вырезанные в форме круга, раскачивались под потоками сквозняка. Вслед за люстрами плясал и огонь свечей. Среди этого танца теней в самом конце зала в полной тишине сидела Роуз. Ее привычный ледяной взгляд обрамляли белые, словно иней, волосы.

    Крепче прижав малышку, я шагнула в ее сторону. За мной потянулась толпа зевак. Все они в ожидании молча уставились на Роуз — наши судьбы зависели от одной ее фразы. До этого момента она ни разу не обращалась со мной как с внучкой, поэтому даже решение о нашем изгнании меня ничуть бы не удивило. Уняв свое волнение, я постаралась как можно решительнее заявить:

    — Я охотилась на волков и нашла в лесу дитя. Я его выращу!

    В воздухе снова повисло гнетущее молчание. Все ждали вердикта главы Дейеров. Бабушка переводила оторопелый взгляд то на меня, то на сестру — двух отпрысков ненавистного сына. В этом безмолвии я слышала стук собственного сердца, слышала даже биение сердечка Орхидны. Мне кажется, я слышала удары сердца даже самой Роуз! После долгой паузы она, наконец, произнесла:

    — Хорошо. Отныне будем считать, что это волчонок, которого ты взялась приручить. Все присутствующие должны относиться к нему соответствующе: если вдруг он вас укусит, можете убить его на месте.

    С тех пор я старалась придерживаться статуса внучки хозяйки замка, а не служанки. Сперва я приказала работницам швейной мастерской помимо своих детей кормить грудным молоком и мою сестру. Женщины были несколько озадачены, но все же не стали упрямиться. В прачечной я распорядилась стирать пеленки, а плотнику поручила смастерить кроватку. Затем, когда Орхидна выросла из грудного возраста, я потребовала, чтобы на кухне готовили и для нее. Видя такие перемены, люди стали поговаривать, что во мне постепенно просыпается кровь Дейеров.

    Однажды мой друг, старый колдун Денистрий, спросил о том, что интересовало многих:

    — Как ты поймала лютоволка? — я не могла рассказать ему историю о змее, и потому не знала что ответить. — Магия?

    Денни сам принял собственную версию, а я и не подтвердила, и не опровергла ее: мое молчание он расценил как знак согласия.

    — Ты научилась этому из отцовских книг? — я неохотно кивнула. — И не побоялась же...

    Наверное, среди оставленных отцом фолиантов действительно были и те, что посвящены магии. Я подумала, что их стоило бы искать в его комнате, поскольку никогда не находила ничего подобного в читальном зале.

    Убираясь в покоях бабушки, я наткнулась на незнакомые ключи. Возможно, они — от двери в самом конце восточного крыла крепости. Я стащила их и заявилась туда на рассвете. Как я и предполагала, за ней оказалась давно заброшенная комната Рейвена: внутри все было покрыто толстым слоем пыли. Одна из стен была полностью заставлена книгами. После этого я каждую ночь тайно пробиралась сюда, чтобы почитать труды о магии.

    ...Прошло три года. Я слышала о том, что овладеть волшебством дано далеко не каждому, но, слава богам, похоже, у меня был потенциал. За эти годы я сильно изменилась, но, в сравнении со мной, Орхидна изменилась еще больше. Когда мы встретились впервые, ей, как ни посмотри, было от силы несколько месяцев. Невероятно, но сейчас она выглядела лет на восемь. У нее была и другая странность — даже в одиночестве сестра часто с кем-то разговаривала, а порой даже злилась — настолько сильно, что ее было тяжело успокоить. Многие за это называли ее проклятой.

    Я подумала о том, что Орхидне лучше жить обычной жизнью, среди других людей. Раздумывая над тем, с чего начать, я вспомнила о некогда прочтенном руководстве об уходе за детьми. Там говорилось, что ребенку в развитии иногда может помочь ведение дневника. Кажется, это именно то, что нужно!
    Крепко взяв сестренку за руки, я опустилась на колени, чтобы наши глаза оказались на одном уровне, и сказала:

    — Тебе не обязательно поступать так, как говорят другие. Вместо этого попробуй вести дневник.

  6. #6
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Дневник Наны
    (Орхидны)





    Глава 1: Начало путешествия

    ...Сестра крепко взяла меня за руки и произнесла:

    — Тебе не обязательно поступать так, как говорят другие. Вместо этого попробуй вести дневник.

    Посмотрев в ее спокойные темные глаза, я кивнула.
    С того дня я непрерывно записываю историю своей жизни. Неважно, насколько это хлопотно — я дала обещание.

    ***
    Закрывая глаза, я каждый раз слышу невнятные голоса — словно острие ножа режут они мой слух. Мне всегда казалось, что все вокруг тоже слышат их.
    Однажды я начала различать произносимое:
    «Мы заперты за стеной! Лишь королеве под силу ее разрушить!»
    Стоит мне только опустить веки, эти слова тут же всплывают у меня в голове. Кто это говорит?

    В Крепости Ели даже пошли слухи о моем безумии. Тогда Кипроза нежно обняла меня и спросила:

    — С кем ты разговариваешь?

    И я рассказала ей о тех голосах.
    Роза взглянула мне в глаза, и, погладив по голове, сказала:

    — Я ничего не слышу. И бабушка, и остальные — тоже. Они... могут не понять.

    Она попросила не отвечать тем голосам. Проникнувшись чистотой ее помыслов, я дала слово.

    С некоторых пор я начала видеть людей насквозь. И презрение, которое они пытались скрыть за заботой обо мне. Но были и те, чьи мысли не расходились с действиями — Кипроза, Роуз, Джеймс и еще несколько человек.
    Как только я рассказала об этом сестре, она с жалостью посмотрела на меня и ласково провела по моим волосам:

    — Я тоже могу видеть истинные чувства людей. Но мы должны сохранить это в секрете.

    Я снова пообещала. У нас становится все больше секретов.

    ...Как я уже писала, Роуз была одной из тех, кто не притворялся в моем присутствии. Она была одинаковой и снаружи, и внутри. Раньше и сестра держалась открыто, однако в последнее время ее отношение ко мне, кажется, начало меняться. Но даже когда она бросала на меня строгий взгляд, я продолжала чуствовать ее теплоту.
    Как и я, Кипроза понимает Роуз. Я спросила, действительно ли ей хочется выполнять бесконечные поручения бабушки. Она объяснила, что берет это на себя, чтобы люди не помыкали мной.

    ...Перед нами прошел охотник, от которого разило сырой почвой и животным пометом. Он направлялся к клетке, в которой томилась гигантская птица. При всей своей настоящей силе сейчас она казалась совершенно беспомощной, что по какой-то причине забавляло многих местных.
    Кипроза же каждый день навещала пленницу и разговаривала с ней. В это время я тихонько сидела за спиной сестры и рассматривала пятна на перьях. К счастью, птица не обращала на меня никакого внимания. Слава богам, ей была интересна лишь Роза.

    ...Джеймс, который также всегда был со мной честен, просил называть его двоюродным братом. Он считал меня милой, и поначалу ожидал, что я буду вести себя как ребенок. Но когда я не оправдала этих ожиданий, принял такой, как есть. Вместе с тем, в тайне от бабушки и сестры он приносит мне печенье и конфеты.

    — Ты же видишь, как Кипроза старается ради тебя? Остальных можешь не слушать — главное поступай, как велит она.

    Я прожевала печенье и кивнула головой.
    Время от времени он приходит с книгами и читает мне, но рассказы кажутся не слишком увлекательными.

    В один из дней Джеймс принес с собой книгу, повествующую о брате и сестре, незаслуженно погибших из-за человеческой жадности. Говорят, они переродились в богов, и брат, Невер, принялся мстить людям, терзая их суровым холодом. А его сестра, Невла, чувствовала перед ними вину, потому дарила им тепло. К несчастью, ее любовь растопила вечную мерзлоту и вызвала наводнение. Таким образом, забота о людях обернулась стихийным бедствием. Невер же хоть и пугал смертных свирепым морозом, но, в тоже время, обрел почитателей в лице жителей Северного Мейра.
    Всем этим Джеймс хотел сказать, что за внешним хладнокровием Роуз могут скрываться и хорошие качества. По всей видимости, ему кажется, что я ее ненавижу. Но я предпочитаю не думать о ней вовсе.

    Однажды я услышала, как болтушка Дороти громко сплетничала с другими служанками о возможной женитьбе Розы и Джеймса:

    — Говорят, молодой господин Джеймс женится на Кипрозе, и тогда Орхидну официально признают дочерью дома Дейер.

    У меня в голове промелькнула картина того, как они станут супругами. Они не очень-то смотрятся вместе, но это — неважно, поскольку они оба обо мне заботятся.

    ***
    Сестренка старательно укутала меня в теплую меховую одежду.

    — Сейчас мы вдвоем отправимся в дальнее путешествие.

    Я понятия не имела, что такое путешествие, но спрашивать не стала. Впрочем, Роза все равно знала о моем любопытстве.

    — Мы направляемся в сердце нашего материка — в Дельфинад!

    Я почувствовала, как забилось ее сердце, когда она произнесла это название. Она казалась очень взволнованной. Мне, конечно, будет не хватать угощений Джеймса, но, видя как это важно для Кипрозы, я все же пошла с ней.

    Рано утром мы покинули обитель Дейеров и полдня ехали верхом. Когда мы приблизились к холму, с вершины которого Крепость Ели выглядела совсем крошечной, там кто-то уже ждал нас. Это был Джеймс.
    Он протянул сестре стопку книг, а мне преподнес мешочек сладостей. Роза и Джеймс молча смотрели друг на друга — казалось, за них разговаривали их сердца. Возможно ли, что Джеймс тоже способен видеть чувства других? Вряд ли, но в тот момент выглядело именно так. Лишь когда он отъехал на некоторое расстояние, Кипроза прошептала:

    — Прощай...

  7. #7
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Глава 2: Дельфинад

    Путешествие было нелегким. Роза тоже впервые покинула родные стены, поэтому ошибок в дороге совершено немало.

    По пути мы остановились на привал и развели костер. Сестра отошла к берегу, чтобы набрать воды.
    Пока ее не было, я грелась у огня, и вдруг заметила, что меня окружают несколько лютоволков. Рыча, они понемногу приближались. Когда волки подошли настолько, что я почувствовала запах из их пастей, у меня появилось мрачное предчувствие. Дерзко! Я оскалилась и пристально посмотрела в глаза одного из них. Склонившись, тот съежился и задрожал, поскуливая, как щенок.

    С их помощью мы выбрались из заснеженного леса: вместо сбежавшей лошади нас долгое время несли на спинах лютоволки. Добравшись до опушки леса, они замерли. Я хотела продолжить путешествие верхом, но Кипроза посчитала это плохой идеей:

    — У них тоже есть семьи. Пусть идут.

    Я слезла с волчьей спины — звери все еще дрожали от страха. Посмотрев на Розу, я жестом прогнала их, и те ринулись в чащу, словно ветер.

    Теперь голоса нашептывали мне иные слова, нежели я слышала до путешествия:
    «Тень королевы! Родилась новая королева! Она сможет разрушить стену, сдерживающую нас! Найдите королеву!»
    Я инстинктивно повернулась в направлении, откуда, как мне казалось, они доносились — мне нужно было идти. В этот момент я почувствовала тепло сестринской руки и остановилась.

    — Нана, что случилось?

    Не сказав ни слова, я крепче сжала ее руку. Хорошо, если бы она всегда оставалась рядом.

    ...Мне кажется, что Кипроза не умеет читать чувства людей, которых видит впервые.
    Когда мы остановились в дешевой забегаловке на окраине незнакомого города, нас встретила пожилая хозяйка с простодушным лицом. Она говорила, что столь молодым барышням опасно путешествовать одним, и переживает за нас, как за собственных внучек.
    Видимо, такое радушие подкупило Розу, и она, обычно осторожная с незнакомцами, потеряла бдительность. Я же распознала ложь почти сразу. Но, будучи уставшей и не видя в старушке угрозы, я решила вздремнуть на коленях сестры, пока не принесут нашу еду.

    Когда я проснулась, мы были связаны. Женщина, ухмыляясь, смотрела на меня, приговаривая, как неплохо будет продать нас и выручить немного золотых монет.
    И только морщинистая рука старухи коснулась моего лица, меня настиг гнев. В груди все перевернулось, и, вложив всю ненависть, я прокричала:

    — Хватит! Остановись!

    Та внезапно застыла, а глаза ее словно уставились в пустоту. Дальше я приказала мошеннице развязать нас, и та подчинилась. Затем я распорядилась принести еду и, получив хлеб и теплое тушеное мясо, скомандовала:

    — А теперь умри!

    На какое-то время Кипроза потеряла дар речи, глядя на труп с ножом в груди. В ее голове роилось множество мыслей. Не говоря ни слова, она схватила меня за руку, и мы бросились к выходу. В дверях возникли двое молодых людей, похожих на охранников. Заметив труп, они по очереди нас оглядели, а затем обнажили мечи, нацелив их на сестру.
    Я снова воспользовалась своим даром, заставив мужчин заколоть друг друга.

    Взглянув на их бездыханные тела, Роза снова сжала мою руку, и мы в спешке покинули город.
    Некоторое время пробираясь по кромешной тьме, мы вдруг остановились, и она спросила:

    — Как тебе это удалось?

    — Сама не понимаю.

    — И как давно тебе такое под силу?

    — Не знаю, сегодня я попыталась впервые.

    Кипроза попросила больше никогда так не делать в ее присутствии. А когда ее нет рядом — использовать способности только в самых опасных ситуациях.
    Чувствуя тепло ее руки, крепко сжимавшей мою, я кивнула. Я обязательно сдержу обещание.

    ***
    В конце долгого путешествия мы прибыли в столицу мира — к этому моменту Роза стала по-настоящему опытной путешественницей. И вот мы уже направляемся Библиотеке, ловко пересекая переулки впечатляющего/великолепного Дельфинада.
    Кипрозе отказали в посещении — ее документы были недействительны. Тогда она решила найти другой выход из ситуации, воспользовавшись услугами хитрецов, помогающих в подделке удостоверений личности.

    Мы направились в местную таверну, где встретились с одним из них. Незнакомец с козлиной бородкой рассказал о том, что в Библиотеку можно проникнуть через тайный проход из ботанического сада.
    Я почувствовала ложь в его словах, о чем не преминула сообщить сестре. Выхватив поясной нож, она тут же приставила его к горлу обманщика. Вдруг двери таверны распахнулись, и кто-то громко выкрикнул:

    — Металлический крюк Мариус победил!

    В помещении воцарился хаос: под шум толпы в стороны летела посуда и мебель. Я обещала Розе не пользоваться своим даром, и потому поспешила спрятаться под одним из упавших столов.
    Вдруг за спиной я ощутила поток отрицательной энергии. Там, подле верзилы с кошачьим лицом, стоял ее источник, наблюдая за беспорядком вокруг. Я точно видела его впервые, но что-то внутри меня было настроено к нему враждебно. Мне показалось, что мохнатый спутник назвал его Джином.



    Я почувствовала, что их с Кипрозой судьбы связаны, но для меня он — явный враг. Сестра пострадает из-за него. В голове снова зазвучали голоса:
    «Заклятый враг здесь! Разрушитель прямо перед нами!»
    Отвлеченная ими, я едва успела заметить, как кто-то закрыл мне лицо платком. В нос проник едкий запах, вызвавший головокружение, и я потеряла сознание.

    Я очнулась на полу в темной запертой комнате. Слева пробивался тонкий лучик света — он проникал сквозь плотно зашторенное окно, расположенное на уровне второго этажа.
    Порвав простыню и занавески, я сделала из них канат, после чего один конец обвязала вокруг талии, а другой привязала к крюку на оконном замке. Когда я взобралась на подоконник и уже собиралась спрыгнуть, в комнату вошел тот бородатый парень из таверны в компании еще одного незнакомца. Догадавшись о моих намерениях, мужчины бросились ко мне.
    У меня было время на прыжок, но в последний момент я вспомнила, что нахожусь в Дельфинаде. Пойди я искать сестру в чужом большом городе — мы бы, наоборот, рисковали разминуться, поэтому лучше мне было остаться ждать ее там.
    Не растерявшись, бородатого я силой мысли заставила проводить меня на кухню, а его товарища — приготовить мне поесть.

  8. #8
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Глава 3: Таян и Хуго

    То ли это из-за воздействия моей силы, то ли мужчина был прирожденным поваром. Он проворно управлялся с готовкой: достав со склада продукты, кулинар запек гуся, поджарил рыбу и подал копченую свинину. Блюда оказались хороши не только на вид, но и на вкус. Впервые за долгое время мне выпала возможность как следует утолить свой голод. Пустые тарелки с остатками специй скапливались на столе одна за другой, но я никак не могла остановиться и приказала готовить еще. Мной явно руководил какой-то инстинкт.

    Я с удовольствием уплетала жареное мясо, когда на кухне появилась Кипроза. Сразу за ней вошли двое из таверны: Джин, мужчина с плохой аурой, со своим товарищем, котом.
    Совершенно не обращая на них внимания, я продолжала усердно поглощать блюдо перед собой. Как ни странно, я все еще не насытилась.
    Присев рядом на колени, Роза посмотрела мне в глаза и сказала:

    — Хватит. Остановись. Уже достаточно.

    Голод все еще не покинул меня окончательно, но я последовала словам сестры.

    На выходе из кухни я увидела громадную, величественную кошку. Между нами определенно существовала какая-то связь. Схватив ее за хвост, я стала играть им. Джин подошел и недоуменно поинтересовался, чем это я тут занимаюсь. Погладив хвост, которым зверь обернул меня, я произнесла:

    — Пушистик!

    Когда Джин пытался гладить ее, кошка явно испытывала напряжение. Он посмотрел на нас с завистью. То, что она не подпускала его к себе, расположило меня к ней еще больше.

    Внезапно подоспели солдаты, охранявшие усадьбу. Когда началась схватка, я поспешно забралась на спину зверя. Очевидно, для меня было сделано исключение, и это не могло не радовать.
    После окончания боя Джин заметил меня верхом и удивился пуще прежнего. Следом в седло запрыгнул его напарник, с которым у животного улавливалось духовное родство. Возможно, из-за своего сходства с котами наездник мне тоже понравился. Немногим позже я узнала, что большая кошка — это Хуго, снежный лев, а его хозяин — ферре по имени Таян.

    ...Джин с Таяном предложили нам остановиться в Доме Теневого Сокола — обители их гильдии наемников. В знак благодарности сестра взяла на себя хозяйство, а в свободное время смогла, наконец, посещать Библиотеку.

    Из-за ее занятости я часто коротала часы, прогуливаясь по Дельфинаду в компании Таяна и Хуго. В характере моего нового друга сочетались доброта Джеймса и строгость Роуз. При общении со мной его мысли совершенно не расходились с поведением. Возвращаясь из патруля, он всегда приносил с собой разные угощения. Во время прогулок Таян тоже часто баловал меня, если я выпрашивала что-нибудь на рынке. Его совсем не удивлял мой неуемный аппетит.
    Если бы я росла с отцом, относился ли бы он ко мне так же?

    Даже когда мои обычно скрываемые эмоции выплескивались наружу, Хуго не испытывал страха. Этим он мне очень нравится. В путешествии мы с Розой не раз встречали хищников, и все они боялись меня — а Хуго всегда спокоен. Если перед снежной птицей мне приходилось прятать настоящую себя, то перед этим львом мне скрывать нечего.
    Пока Таян спит, мы с Хуго иногда выбираемся за пределы Дельфинада. Держась за его пушистую гриву и ощущая прохладный ветерок, я чувствую невероятную бодрость. Вынужденная скрывать свою силу, я пребываю в смятении, но в такие моменты оно куда-то пропадает. Сегодня вечером мы снова собирались в путь.

    ...Таян принес длинный, словно нож, камень с отверстием. Он назвал его «камнем ветра». Всякий раз, когда дул ветер, этот камень издавал необычный звук, похожий на тихий щебет. Ферре немного покрутил его в руках, поймав дуновение ветра. Послышался другой звук — словно песня птицы, парящей в небе с широко расправленными крыльями. Таян подхватил мотив и начал тихо напевать:

    В одиночестве мчусь по зеленому полю
    С тетивой, обагренной в пролитой крови,
    Моему молчаливому пиршеству вторят
    И восходят, наполнившись кровью, ростки.

    Ветер, спой, пока ты с нами!
    Ветер, в танце закружись!
    И в полете над лугами
    Наша песня, разнесись!

    Он подарил этот маленький камень мне, и с тех пор я всегда беру его на вылазки с Хуго.
    Хотя моя мелодия не была такой же приятной, мой вариант мне тоже нравился. Она напоминала плач животного, и каждый раз у меня в голове эхом отзывались те слова, что не слышал никто, кроме меня. Те, о которых я не говорила даже Кипрозе.
    «Королева проснулась! Она еще не воцарилась, но скоро займет свое место! Как гусеница, которой суждено стать бабочкой, королева скинет чешую и переродится! Королева, мы ждем Вас, не забывайте! Заставьте мир, отвергший нас, цвести! Ваша ненависть разбудит нас! Королева, она разбудит Вас!».
    Кто же та королева, о которой я постоянно слышу? Неужели это я? Да, я что-то чувствую. Если я отпущу теплую руку сестры, передо мной откроется путь королевы. Но Роза будет против. Как я могу измениться?

  9. #9
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Глава 4: Свет и тень

    Площадь Юлия I славилась многочисленными магазинчиками одежды, и Роза решила немного обновить гардероб. Она обошла периметр не менее трех раз, но никак не могла выбрать, в какую лавку зайти. Видеть ее такой нерешительной было непривычно, но ничего страшного в этом не было. Словно в чей-то адрес, она выругалась:

    — Вот зараза! Так, привести себя в порядок... Наряд... Как же надоели все эти запахи!

    Дабы немного успокоить теряющую самообладание сестрицу, я незаметно применила свои способности. Какой магазин будет лучше? Я распустила клубок судьбы, и он повел меня за собой.

    Там, куда он нас привел, я почувствовала роковую связь. Внутри лавки нас любезно встретила продавец:

    — В горах Иферии выращивают лучший черный чай! Не хотите попробовать? Я добавила в него немного лемонграсса.

    Растерянно попивая напиток, Роза слушала ее рассказы, а я стала внимательно осматриваться. Неподалеку я увидела нескольких барышень в роскошных одеждах.
    Я подошла к девушке в зеленом платье с шалью цвета слоновой кости — похоже, именно ее светлая энергия привела меня сюда. Нити судьбы связывали ее с моей сестрой. Замечательно.
    Я украдкой схватила подол ее юбки, и та, удивленно воскликнув, обернулась. Расплывшись в улыбке, она спросила:

    — Какая милая девочка! Ты откуда?

    Судя по ее реакции, эта девушка выросла в добром окружении. Я улыбнулась своей белоснежной улыбкой.

    Она провела меня в детский отдел. Незнакомка спросила мое имя, и я представилась Наной. Затем поинтересовалась моим возрастом, но в правду она бы все равно не поверила, и я ответила:

    — Десять.

    Погладив меня по голове, девушка предложила примерить наряды. Когда я надела выбранную ею белую тунику с вышитыми фиалками, она довольно подметила:

    — Мне кажется, эта подходит больше всего. Ты в ней как принцесса!

    Она оплатила ее! Впервые я получила подарок от незнакомого человека. Я была счастлива: мне очень нравилось мое отражение в зеркале. Честно говоря, раньше у меня никогда не было такой красивой одежды. Кажется, теперь я понимаю, почему многие люди не жалеют на это денег.

    Тем временем Роза хмурилась, пытаясь выбрать что-то для себя. Новая знакомая несколько робко подошла к ней и сообщила:

    — Это настолько идет Нане, что я просто не удержалась. Не злитесь, пожалуйста. Это от чистого сердца.

    Кипроза слегка настороженно посмотрела на нее.
    Тогда подошла горничная и окликнула нашу благодетельницу:

    — Госпожа, все тридцать комплектов готовы.

    Человек с большой охапкой в руках предложил отнести их в карету. Слегка недовольным тоном горничная прокомментировала:

    — Нет никого, кроме нашей госпожи, кто отправлял бы новую одежду в приют. Это может войти в привычку, а они должны знать цену жизни!

    Улыбаясь, девушка спокойно отреагировала:

    — Но сейчас холодает, им нужно тепло одеваться.

    Девушка поочередно переводила взгляд то на сестру, то на одеяние, которое та держала в руках. Она вздохнула, будто не решаясь высказаться. Кипроза держала в руках платье темно-бурого цвета. Даже я понимала: это не то, что ей нужно... Кажется, Розе не хватало чувства прекрасного. По взгляду девушки она поняла, что сделала не лучший выбор, и вернула платье на витрину. Незнакомка, увидев расстроенное лицо сестры, осторожно сказала:

    — Я... я бы хотела извиниться. Возможно, сама того не заметив, я могла чем-то Вас обидеть.

    Роза покачала головой, не выражая никаких эмоций на лице:

    — Нет, все нормально. У меня все равно нет вкуса.

    — Нет, что Вы. С моей стороны это было очень невежливо.

    — Я же говорю: все нормально, — довольно строгим тоном отрезала сестра.

    Обычно, услышав такой ответ, люди отходят, но девушке это наоборот прибавило сил:

    — Простите. Я могу помочь Вам с выбором.

    Роза разочарованно посмотрела на меня. Я же, улыбаясь, начертила в воздухе знак «Занд», похожий на человечка с расставленными руками и ногами, — он переводится как «удача».

    Девушка подобрала Кипрозе не только красивое платье, но и прическу под него. С ее помощью оборванка только что превратилась в истинную леди.
    Как оказалось, ее звали Анной, и она была дочерью генерал-губернатора. Невзирая на свое высокое положение, она с радостью помогла нам.
    Если бы в Крепости Ели сестра была окружена такой же заботой, выросла ли бы она такой же?
    Пока Розы переодевалась, я любовалась своим новым отражением в колодце. Оттуда на меня смотрела красивая, улыбчивая девочка, которой, однако, до безупречной Анны очень далеко.


    ...Прогуливаясь с Таяном и Хуго по дельфинадским улицам, в квартале нищих мы вновь заметили Анну — она раздавала еду. Собралось немало бедняков неприглядного вида. Многие из них шумели, но она невозмутимо продолжала, с улыбкой на лице приговаривая что-то ободряющее.
    Анна была очень светлой. Буквально ослепляющей, как солнечные лучи. Этот свет был чужд моей природе — мне была ближе тень. Несмотря на это, прятаться от него я не желала — я намерена привыкнуть к нему. Кипроза поддержала бы меня в этом.

  10. #10
    바다의 마녀 Аватар для Benika
    Регистрация
    22.12.2013
    Адрес
    Остров Лености
    Сообщений
    1,430
    Лучших ответов
    38

    Глава 5: На грани судьбы

    Пока Джин и Таян были в отъезде, Дом Теневого Сокола подвергся нападению. Солдаты Пятнадцатого полка, бывшие в подчинении у отставного генерала Деонуса Никепоруса, неожиданно начали штурм.
    Бойцы Сокола были растеряны и обескуражены, но Кипроза взяла все в свои руки и распорядилась забаррикадировать входы мебелью и прочей утварью. Отряды нападавших насчитывали более пятисот человек, и братству оставалось лишь использовать преимущества своего расположения. Они без колебаний приняли временное руководство в ее лице.

    ...Численность подданных Никепоруса десятикратно превосходила ряды оборонявшихся, и число раненых среди нас постоянно росло. Я молча наблюдала за кровопролитным сражением. В последнее время томящаяся во мне сила все больше колеблется. Кажется, стоит мне только решиться — и я в один миг остановлю всех противников. Но я опасаюсь последствий. Я боюсь, они будут столь страшны, что Роза отвернется от меня.

    ...Наши разрозненные силы все больше сдавали позиции. Вскоре к месту прибыли опытные военные — Ханбон и Каяр, немедленно приняв командование на себя. Ситуация несколько улучшилась, но мы все еще уступали.
    Воспользоваться своей силой я не могла, но просто наблюдать за происходящим было невозможно. Весь день я старалась сделать хоть что-то для защитников, начав с разноски пайков. Они очень удивлялись, завидев меня, и призывали вернуться к сестре. Но разве я вправе бездействовать, когда братья ставят на кон свои жизни?

    ...Около двухсот людей генерала все-таки прорвались в здание. Оценив количество нахлынувших, Кипроза заявила:

    — Мне нельзя просто погибнуть здесь — я еще даже не поступила в школу!

    Казалось, сестра тоже решила рискнуть жизнью, вступив в бой — а меня все еще сдерживал страх перед последствиями. Мешкать в такой ситуации было преступлением.
    Вдохновившись уверенностью Кипрозы, теперь я готова была убить всех врагов. Я схватила Розу за руку, в которой та держала дубинку:

    — Мне помочь?

    Сестра погладила мою руку. Энергия, исходящая из кончиков ее пальцев, пронизывала все мое тело:

    — Разве что самую малость.

    Она беспокоилась. Смогу ли я остаться с ней после того, как погублю так много людей? Под тяжестью ее опасений я решила сохранить им жизнь.

    Погрузившись в собственное сознание, я приоткрыла двери врат, возникших передо мной в темной бездне. Скрип эхом отозвался у меня в голове. Я осознавала, что могу полностью отворить их, хоть еще ни разу не делала этого. Погружаясь во тьму, я все же не прикасалась к вратам, понимая, что могу забыть обратную дорогу.
    Небольшого зазора между створками оказалось достаточно, чтобы увидеть сияние существа, голос которого доносился до меня из того мира. Хлынувший оттуда поток энергии стал охватывать мое тело, не вызывая отторжения. Напротив, навеянное им чувство покоя призывало закрыть глаза и уснуть. Но если я опущу веки, место Наны займет королева тьмы.

    Познав мою темную сторону, вражеские воины остолбенели. Они почувствовали ужас жертвы, преследуемой хищником. В один момент вторжение закончилось. Захватчики сломя голову выбежали из Дома Теневого Сокола, но снаружи мы все еще были окружены. Если они пробьются сюда снова, мне опять придется прибегнуть к силе бездны. Выдержу ли я?

    Роза переживала, но старалась не подавать вида. Я почувствовала нечто похожее на страх... Страх того, что не просто перестану быть Наной, а превращусь в еще более ужасное зло.

    ...К счастью, вовремя появился Таян верхом на Хуго, и наемники оттеснили нападающих.
    Бой завершился, но мое внутреннее сражение было в самом разгаре. Энергия неведомого мира все еще оставалась во мне. Она искушала закрыть глаза и перестать сопротивляться, отдав свое тело этой приятной тьме.

    ***
    Чтобы не погрузиться во мрак, я теперь не сплю сутками. Сколько мне еще удастся продержаться?

    Смутно осознавая время, я ощущала, как моя судьба следовала за клубком. Держа Кипрозу за руку, я вела ее в том же направлении...
    На рассвете дорога привела нас на берег. Сквозь густой туман сестра посмотрела на волны:

    — Это море. Говорят, что вон там, далеко, есть новые земли. Не там, где порт стекла, а дальше. Дальше, за полуостровом Эфея (Ифер?). Говорят, на той земле есть руины старого города, а вокруг бродят диковинные животные. Эфены, кажется, бывали в тех местах.

    При слове «эфены» мое сердце забилось чаще.
    Я испытываю неприязнь к неизвестности, скрывающейся за этим названием. Я слышала его впервые, но уверена, что это мои враги.
    Темная энергия внутри меня затрепетала и попыталась глубже проникнуть в разум.

    Стараясь успокоиться, я сосредоточилась на клубке судьбы, приведшем меня сюда в столь ранний час. На песке мы увидели лоскут ткани, напоминавший фрагмент знамени. Я указала Розе на древо, изображенное на нем. Сестра должна была понять, в чем дело. Она попыталась вспомнить и внезапно схватила меня за плечо:

    — Син?! Нана, это что, знак Син? Откуда он появился? И откуда ты об этом знаешь?

    Я понятия не имела, что это. Я лишь знала, что Кипрозе это о чем-то скажет. Меня направил сюда рок.
    Я странная, я явно отличаюсь от своей сестры — между нами словно невидимая стена, навевающая на меня печаль. Тьма снова стремилась взять надо мной верх... Тогда я вдруг почувствовала тепло рук Розы, приобнявшей меня за плечо. Я должна подавить бездну. Я не буду подчиняться судьбе!

    — Ты же знаешь, я не могу остаться ни на одной из сторон — я не принадлежу ни к одной из них. Но я люблю тебя, поэтому возвращаюсь. Чтобы быть там, где хочешь ты.

    Кипроза ответила мне печальным взглядом. Я добавила:

    — Хорошо, что я здесь, так ведь?

    — Конечно, — кивнула сестра.

    Я с тревогой посмотрела в ее глаза:

    — Без тебя у меня не было бы причин возвращаться. Не покидай меня, останься рядом.

    Роза недоуменно заморгала и, обняв меня, спросила:

    — О чем ты? Ведь я рядом.

    — Я хочу, чтобы так было всегда.

    Я не подчинялась предначертанному, но зависла на границе двух миров. Способен ли кто-нибудь понять меня?

    ...Однажды я встретила молодую женщину, которую постигла похожая участь. Это была незнакомка, желавшая примкнуть к братству Теневого Сокола.
    Ее взгляд был направлен на Джина, а в душе читались образы цветка и ножа. Я отчетливо видела, что она тоже страдала, стоя на грани. Какой же выбор она, в конце концов, сделает? Будет ли это цветок любви или кинжал мести? Наше сходство вызывало у меня любопытство.
    Девушка подошла к Правому Клинку и представилась:

    — Мелисара.

+ Ответить в теме
Страница 1 из 2 1 2 ПоследняяПоследняя

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения