История народов: Олло

02.02.2016
Поделиться Twitter Facebook ВКонтакте Одноклассники

Друзья!

Повествование о далеком прошлом мира ArcheAge сегодня продолжится сразу двумя главами из книги «История народов»: «Сквозь время» и «Часовщик». Они посвящены дворфу Олло и рассказывают о трагедии, которая заставила героя отправиться в Дельфы, учиться необычному для его народа мастерству — магии.

Напомним, что предыдущую главу можно прочесть здесь. Не пропускайте следующие статьи серии!

Сквозь время

Эта осень выдалась богатой на сюрпризы. В классе Алесандера появился новый ученик.

Дворф, что само по себе примечательно; очень скрытный, как свойственно их народу; да к тому же принятый сразу на второй курс. Звали его — Олло.

Первое время Олло ничем себя не проявлял. На занятиях был рассеян, слушал вполуха, чертил на пергаменте что-то свое — даже во время лекций по теории волшебства, немыслимое дело. Но однажды он всех удивил, да еще как.

Шел урок мнемоники. Аранзеб проверял у студентов зубодробительный текст, заданный накануне. Одна из девушек все время запиналась, краснела и от неловкости сбивалась еще больше. Аранзеб жестом остановил ее:

«Постой. Давай сделаем вид, что этой попытки не было. Сейчас я переверну часы, и ты начнешь заново. Только соберись. Готова?»

И тут Олло внезапно подал голос:

«Скажите, господин эльф, возможно ли в самом деле обратить время вспять? Если найти способ переместиться в прошлое, удастся ли изменить будущее?»

Все замерли от неожиданности. Перебить наставника — неслыханная дерзость! Но уж очень интересным был вопрос, и ученики как по команде повернулись к Аранзебу, с надеждой глядя на него. Даже невольная виновница этого происшествия забыла о своем смущении и приоткрыла рот от любопытства — что-то ответит волшебник?

«Современная наука допускает возможность путешествий в прошлое. Однако принято считать, что время обладает защитным механизмом, исключающим появление парадоксов. Другими словами, изменить будущее невозможно», — сказал Аранзеб.

«Почему невозможно? Что это за механизм? Расскажите, наставник!» — голоса учеников звучали так умоляюще, что Аранзеб, рассмеявшись, хлопнул в ладоши.

«Ну, хорошо. Вижу, я совсем замучил вас мнемоникой, так что давайте сегодня отдохнем. Рассаживайтесь поудобнее, и я объясню вам эту теорию. Она довольно увлекательна».

«Представим себе время как сплошную черту». — Аранзеб провел в воздухе светящуюся линию.

«Здесь у нас будет день рождения мира... — на одном конце линии завертелся крошечный шарик с очертаниями материков, — а здесь — сегодняшний день». — На другом конце появилась фигурка волшебника в мантии, напоминающая самого Аранзеба.

«Теперь представим, что кто-то из этого класса переместился назад во времени. Ему не нужно совершать никаких поступков — его появление в прошлом уже само по себе изменение естественного хода событий. Согласны?»

Ученики дружно кивнули.

«В этот миг черта раздваивается, и появляются два отрезка — А и Б. А — это наша с вами реальность. Б — это новая реальность, родившаяся в тот миг, когда прошлое изменилось. Сначала они почти идентичны. Если наш с вами путешественник тут же вернется обратно, не совершив никаких действий, способных повлиять на будущее, вскоре две линии вновь сойдутся в одну».

«Если же он совершит какой-либо необратимый поступок — допустим, сомнет ногой росток — эти линии начнут стремительно расходиться. Возможно, садам, которые нас сейчас окружают, не суждено расцвести в реальности Б: их прародителем должно было стать то самое погубленное деревце. Но мы с вами никогда этого не узнаем. Ведь мы — жители реальности А. Для нас все осталось по-прежнему. Понимаете?»

Ученики молчали, пытаясь осознать услышанное. Первым заговорил Олло:

«А что же путешественник? В какую из двух реальностей он вернется из прошлого?»

«Разумеется, в реальность А. Туда же, откуда он пришел. Чтобы стать жителем реальности Б, ему придется остаться в прошлом навсегда и забыть о возвращении домой».

«А для наших с вами близнецов из реальности Б жизнь, возможно, сложится иначе. Может быть, они никогда не встретятся в этом саду и не узнают друг друга. И никто заранее не скажет, чем это обернется для мира, благом или злом», — совсем уж неожиданно закончил Аранзеб.

Странный выдался день и странный урок...

Часовщик

Разговорила Олло, разумеется, Анна — кто же еще. У нее был замечательный дар: слушать собеседника так, как нужно. Внимательно и сочувственно.

История дворфа оказалась удивительной и в то же время простой.

Олло родился в Капернауме, славном городе, высеченном в недрах горы. Он рос любопытным и частенько выбирался на прогулки по окрестным утесам и лесам. Как-то раз, возвращаясь домой, он столкнулся в одном из длинных полутемных коридоров с незнакомцем. Тот сосредоточенно возился в нише — похоже, что-то прятал.

Незнакомец обернулся. Олло поразило его лицо — оно было плоским, как у жителей вражеского Перрана, рябым и перекошенным от злобы. Вытянув вперед руку с обломанными грязными ногтями, незнакомец схватил Олло, притянул к себе и сжал его шею так, что мальчику стало трудно дышать.

«Расскажешь кому-нибудь — убью. Понял?» — хриплым шепотом произнес рябой, и Олло, которому казалось, что он вот-вот умрет от страха и боли, закивал.

Пальцы незнакомца разжались. Олло бросился наутек. Вслед ему несся зловещий хохот рябого.

Всю ночь он прятался в лесу. Его сердце колотилось от ужаса. А на рассвете раздался страшный гул, словно в толще земли одновременно взорвались сотни пороховых бочек. Капернаумская гора дрогнула и принялась медленно оседать, хороня под собой подземный город и его обитателей...

Олло всю жизнь проклинал себя за то, что испугался и не рассказал о незнакомце родителям. Если бы он мог вернуться в тот день и все исправить...

Прошло много лет, и однажды он услышал об удивительном отшельнике по имени Голлог, которого прозвали Мастером Часовщиком. Поговаривали, что этот маг — единственный, кому удалось договориться не с камнем, не с металлом, а с самим временем. Олло понял, что должен его отыскать.

Опустим историю его странствий и скажем только, что молодой дворф нашел Голлога и поступил к нему в ученики.

Голлог был не столько волшебником, сколько механиком. На стенах его хижины тикали многочисленные часы — большие и маленькие, круглые и квадратные, с кукушкой и без. Стрелки на их циферблатах двигались в обратном направлении.

«Это и есть механизмы, поворачивающие время вспять?» — спросил изумленный Олло, оглядываясь по сторонам.

Вместо ответа Голлог подошел к часам и покрутил ключик.

...«Это и есть механизмы, поворачивающие время вспять?» — спросил изумленный Олло... и осекся.

Голлог расхохотался.

«Насколько хватает пружины, — посерьезнев, сказал он. — В этом проблема. Нужно работать».

Олло всегда любил возиться с металлом. После долгих экспериментов он подобрал удачный сплав. Пружины из него выходили тонкие, прочные, устойчивые. Раз за разом ему удавалось перемещаться все дальше и дальше во времени.

Но...

Возвращаясь в прошлое, он полностью терял память о том, что должно произойти. Заводя механизм, он концентрировался на простой, понятной мысли: сегодня в шесть разобьется чашка. Подхвати ее. Не дай ей упасть. Но едва стрелки часов начинали ход назад, он терял всякую связь с будущим. Оно словно переставало существовать. Чашка падала, билась вдребезги, и Олло, приходя в себя в мастерской Голлога, плакал от отчаяния.

Даже если ему удастся создать идеальную пружину и переместиться на двадцать лет назад, он ничего не вспомнит и вновь станет растерянным мальчишкой, испуганно прячущимся в лесу.

Строго говоря, он вовсе не возвращался в прошлое. Он объяснил это Анне так: представь себе, что ты перелистываешь книгу назад на несколько страниц. От этого ее содержание нисколько не меняется. Ожившие герои вновь погибнут в последней главе, как только время пойдет своим чередом.

Чтобы переписать текст, нужно стать автором. Существом извне. Из пленника времени превратиться в путешественника по его волнам.

Когда Олло поделился своими мыслями с наставником, Голлог развел руками.

«Прости, мой мальчик, ты обратился не к тому учителю. Тебе нужен волшебник, а не часовщик».

«Тогда я поеду в Дельфы, как только настанет весна».

Но еще до начала весны навестить Голлога приехала его дочь, жившая в дальнем селении у родственников. Ее звали Ризеллой. Она была чиста, как горный хрусталь, жива и подвижна, как ртуть, а ее смех походил на звон серебряных колокольчиков.

В этом месте Олло покраснел, запнулся и махнул рукой. Словом, продолжал он, в середине весны молодая пара пришла к Голлогу и попросила его благословения.

«А как же Дельфы, Олло?» — спросил отшельник, внимательно глядя на ученика.

Олло опустил голову.

«Вот что. Поезжай туда и возвращайся через год. Если ваши чувства не остынут за время разлуки, я благословлю ваш союз».

Но Олло и Ризелла были слишком молоды и слишком влюблены, чтобы ждать. Той же ночью они принесли друг другу клятвы перед алтарем старых богов и стали мужем и женой. Наутро Олло уехал... Через месяц после начала занятий в библиотеке пришло письмо: Ризелла ждет ребенка.

«Я вернусь, как только закончится год. Анна, у меня будет сын! Понимаешь, сын!»

И поник головой.

«Если ты вернешься в прошлое, спасешь Капернаум и останешься в новой реальности...» — проговорила Анна.

«В этом мире мой сын будет расти без отца».

Обсудить

Серия статей из цикла «История народов» продолжается рассказом о загадочном дворфе Олло. В ней вы сможете узнать о жизни этого героя и о том, что именно заставило его приехать в Дельфы и начать изучение необычного для его народа мастерства — магии. Приятного чтения!