История народов: Мать мира

16.12.2016
Поделиться Twitter Facebook ВКонтакте Одноклассники

Друзья!

Ждали очередную главу «Истории народов»? В продолжении рассказа о путешествии Двенадцати вас ждет не просто описание приключений героев, но легенда о сотворении вселенной ArcheAge. Вы сможете узнать больше о Матери мира, богине Сиоль — одновременно жестокой и благосклонной к своим детям.

Напомним, что предыдущую главу можно найти здесь. Не пропускайте следующие статьи серии!

Ночь сменялась ночью, но наваждений больше не было. Аранзеб объяснил это так: миметанский волшебник узнал о приближающихся гостях все, что хотел узнать, и оставил до поры в покое. Даже песчаная буря, и та стихла, так что впервые за долгое время показалось солнце, озаряя очертания далеких гор.

Ирамийский хребет.

После долгого подъема глазам усталых путников открылась узкая долина, подернутая дымкой. Тут и там к подножию скал лепились крошечные белые хижины, похожие на ласточкины гнезда. И казалось совершенно естественным, что именно здесь появился на свет крылатый человек. А где же еще?..

«Мне милее совсем другие пейзажи, но должен признать, мой друг, твоя родина прекрасна», — переводя дыхание, проговорил Олло.

В нескольких шагах от них, прямо на перевале, был сооружен небольшой алтарь, посвященный Матери мира. Над ним склонилась пожилая жрица в темном плаще с капюшоном: может быть, молилась, а может, добавляла в миску благовония.

«Как давно я не был дома...» — медленно произнес Инох, и в его голосе послышалась неизбывная тоска.

Жрица обернулась, откидывая капюшон.

«Инох!»

«Дальяда?! Дальяда...»

«Я знала, что ты вернешься. Я верила. Ведь ты обещал!»

Инох потупился.

...В чистом, уютном домике пахло горными травами. Старая жрица, не переставая толочь пестиком в ступке, говорила, говорила...

«Ты знаешь, ведь отец ждал тебя до последнего, Инох. И точил кинжал... Он так и не простил тебе крушения своих надежд. Кажется, он искренне верил в пророчество. Расскажи... Почему после стольких лет ты решил вернуться? Ведь не из-за меня же, правда?»

«От тебя ничего не скроешь, Дальяда. Что ж... Мои друзья хотят спуститься в кратер. Тот, что у выхода к плато».

Рука жрицы замерла над ступкой.

«Колыбель мира!.. Инох, оттуда нет возврата».

«Дальяда, расскажи мне все, что ты знаешь о Колыбели. Я многое забыл за эти годы...»

В начале не было ничего — только первозданный хаос и вечная ночь. Мать спала, и ей снился чудесный сон о том, как хаос обретает форму и становится твердью, пока еще безликой и пустынной. Она нахмурилась, не открывая глаз, и вот — ровную поверхность шара испещрили горы, и засмеялся, проносясь над их вершинами, новорожденный дух Рок, которого люди много позже назовут богом. Сиоль улыбнулась во сне, радуясь тому, какой складный выходит мир, и от ее улыбки он озарился, засверкал. Она вздохнула — и над землей промчался ветер, неся на своих крыльях Айэра, беспечного духа воздуха и любви. Но вот повеяло тревогой; Сиоль повернулась, роняя с ресниц слезинку. Твердь разошлась, уступая место бурным морям и широким рекам, и из волн подняла лицо к солнцу переменчивая Даута.

Долго спала Сиоль, а когда, наконец, открыла глаза, увидела перед собой незнакомцев. Их кожа была черной, точно обожженной, а глаза горели огнем.

— Кто вы? — спросила богиня.

— Те, кто привиделись тебе в самый темный час кошмара. Мы твои дети, Мать.

С тяжестью на сердце Сиоль отворила им врата в новорожденный мир и дала позволение выбрать любое место для жилья, но строжайше запретила им входить в ее собственные покои — чудесный сад, находившийся в центре всего. Уже тогда она ненавидела их...

«Это были нагшасы?» — не выдержав, перебил Олло.

«Нет. Демоны. Нагшасы пришли позже. Они были детьми Эфы, первого обитателя сада, созданного Сиоль по своему образу и подобию, и Нуи, девы смерти. Демонов Сиоль к тому времени уже заточила в бездне. Несколько веков она терпела их присутствие в мире, но когда они все-таки презрели запрет и вошли в чудесный сад...»

«Когда кошмар вторгается в самый заветный уголок твоей мечты...» — покачал головой Аранзеб.

«И все же они были ее кошмаром. Ее детьми». — Голос Иноха был строг и непреклонен.

Дальяда пожала плечами и слегка улыбнулась.

«Не ссорьтесь. Каждый видит в этой легенде свое. Но, пожалуй, мой брат прав: единственная вина детей Сиоль была в том, что они вообще появились на свет. Теперь это уже совсем другие существа. Безумные и жестокие. Тысячелетия во мраке бездны сделали свое дело...»

«Как бы там ни было, — продолжала она, погладив по волосам Орхидну, дремавшую на плече у Таяна, — История продолжалась. Пришли нагшасы, за ними эфены; грянула война, получившая название Тысячелетней; и Сиоль, отдав все силы, чтобы защитить избранный ею народ, ушла в чудесный сад, где уже давно, устав от мира, жили старые боги, первые духи земли: переменчивая Даута, строгий Невер, грозный Кириос...

Там она легла на траву и уснула. Кто знает, что ей снится? Может быть, прекрасный новый мир, а может быть, гибель нашего. Так или иначе, не стоит ее будить».

«Красивая легенда, — кивнула Анна. — А главное — она надежно защищает тайну Нагашара. Уверена, спустившись в кратер, мы найдем тюрьму. И настоящий дом твоего отца, Кипроза».

Дальяда только покачала головой.

«Не стану вас отговаривать. Но помните: из Колыбели мира еще никто не возвращался».

И, обняв Иноха: «Прощай, брат».

«Прощай, сестра».

Обсудить

В новой главе «Истории народов» вас ждет продолжение рассказа о путешествии Двенадцати к Нагашару. Согласно древней легенде о сотворении вселенной ArcheAge, здесь может скрываться Колыбель мира, куда удалилась на отдых богиня Сиоль. Приятного чтения!