История народов: Последний из клана Арани

13.06.2017
Поделиться Twitter Facebook ВКонтакте Одноклассники

Друзья!

Публикация «Истории народов» продолжается. Узнать больше о судьбе Джина вы сможете позже, а пока две новых главы расскажут о другом герое — Аранзебе. Что ждало его по возвращении из Сада?

Напомним, что предыдущую часть можно найти здесь. Не пропускайте следующие публикации!

Последний из клана Арани

Впереди мелькнул хрупкий силуэт.

«Кипроза!» — крикнул Аранзеб.

Девушка обернулась, и, увидев ее лицо, он замер как вкопанный.

Нинэр.

Он опустился на колени, пряча лицо в ладонях.

«Прости меня... Прости, Нинэр...»

Жена ласково провела рукой по его волосам.

«Не нужно, милый... Я знаю, ты любишь эту девочку. Но она не для тебя. Ее сердце отдано Воину».

«Я предал тебя и клан Арани...»

«Ты просто ушел. Далеко-далеко. Но однажды ты вернешься. Я буду ждать. Здесь, в этом саду. А пока живи, милый... Живи, как живется».

А затем Нинэр исчезла, и он услышал другой голос, мудрый и спокойный:

«Аранзеб! Хочешь ли ты принять силу Сальфиры и стать воплощением чистого пламени?»

«Нет, Мать, — ответил он. — Я хочу остаться тем, кто я есть. Аранзебом, последним из клана Арани».

«В таком случае, у меня есть для тебя другой дар...»

Конец Золотого Века

Она подарила ему исцеление. Впервые за много лет его душа не болела, не разрывалась между чувствами к Кипрозе и Нинэр. Он был свободен и принадлежал сам себе.

Энергия сада изменила его организм, сделала тело немного выносливее, ум — яснее, ноги — крепче, а руки — ловчее. Хворь отныне была против него бессильна, и старел он намного медленнее своих сверстников — так, что мог прожить вдесятеро дольше отмеренного при рождении срока. Он играючи поднялся, словно взлетел, по ступеням лестницы, парившей в воздухе, и выбрался на поверхность. Куда теперь?..

К Дальяде. Если остальные уже вышли из сада, они, разумеется, ждут его там. Если нет — что ж, он подождет их сам, а заодно расскажет старушке, что скрывается в Колыбели мира.

Он постучался. Не дождавшись ответа, приоткрыл дверь хижины и переступил порог.

«Дальяда?..»

Тишина.

Толстый слой пыли на полу. В углах и на потолке — паутина. И запах... Запах запустения. Дома, который давным-давно покинули жильцы.

Только теперь он заметил, что стены хижины покосились, а крыша обветшала, будто ее не чинили уже много лет.

Он вздрогнул: значит, все случившееся здесь на пути к кратеру — и встреча с Дальядой, и вечерний разговор — было наваждением? Так же, как в Замке Теней?

И тут же: а если нет?.. Что, если, пока он был там, внизу, в реальном мире прошли не дни, не месяцы, а годы?.. Ведь он понятия не имел, как долго бродил по саду, пока не встретил Нинэр.

Дельфы. Нужно было возвращаться в Дельфы. И он двинулся в обратный путь по берегу Нами — пешком, налегке. Широкое русло реки, когда-то спокойно, величаво несшей свои воды через Миметанское плато, теперь преграждали пороги. Они не могли образоваться ни за десять лет, ни даже за сто. Сколько же времени он отсутствовал?..

Он пересек плато и вышел к обитаемым землям. Насколько он помнил, в нескольких днях пути на север должна была стоять пограничная деревушка — теперь уже, наверное, разросшийся, крупный город. Там он осторожными расспросами узнает, какой сейчас год, и, если повезет, выменяет на плащ или кинжал старую клячу, чтобы добраться до столицы.

Над лесом показался дымок печных труб; потянуло костром. Аранзеб прибавил шаг, радуясь, что не сбился с дороги. Лишь одолев половину пути до деревни, он осознал: да это же не костер. Гарь...

Пепелище. Обгорелые остовы домов. Обугленные, почерневшие тела среди золы. И дым. Горький, едкий дым.

Где-то поблизости заржала лошадь. Аранзеб обернулся и увидел: на лугу пасется невысокая кобылка с обрывком веревки на шее. Видно, так хотела жить, что перекусила повод и убежала от налетчиков. Надо же, и волки ее не тронули, а ведь выли в лесу прошлой ночью...

Аранзеб медленно, чтобы не спугнуть, подошел к лошади. Та покосилась умным глазом, всхрапнула, ткнулась мордой ему в ладонь.

«Умница, — похлопал ее по спине волшебник. — Отвезешь меня домой?»

Он мчался по горам и долам, всюду встречая одну и ту же неприглядную картину: разоренные деревни, брошенные дома, поля, поросшие сорной травой. В одном из селений жители, увидев приближение всадника, высыпали ему навстречу с вилами и рогатинами; он не рискнул встречаться с ними и объехал деревню стороной.

Чем ближе к Дельфам, тем сильнее колотилось его сердце. Что, если город уничтожен, как все вокруг?..

Но Дельфы по-прежнему стояли. Подъездная дорога была разбита. Всюду рытвины и рвы. Железные ворота наглухо закрыты и покорежены, будто в них били тараном.

«Эй!.. Э-эй!..» — крикнул он, сложив ладони рупором.

«Кто здесь?» — раздалось со стены.

«Аранзеб! Младший профессор Библиотеки, — поспешно добавил он. — Позовите Алесандера! Он подтвердит!»

Великий маг не любит, когда его отрывают от дел. Но он перестанет гневаться, как только узнает, какие вести привез Аранзеб.

«Сбежал твой Алесандер. — Слова прозвучали плевком. — Все маги сбежали, едва началась осада. Выходит, профессор, ты храбрее своего начальства. А Библиотека... Эх, да что там. Сам увидишь. Проезжай».

Ворота приоткрылись — ровно настолько, чтобы впустить одинокого всадника. С лязгом захлопнулись вновь.

«Дружище! А какой сейчас год?» — крикнул Аранзеб, силясь разглядеть лицо стражника.

«Чудной ты, профессор». — Стражник покачал головой, но год назвал.

На мгновение Аранзеб потерял дар речи. С тех пор, как они выехали из Дельфов, прошло без малого четыреста лет.

Обсудить

Путешествие в божественный Сад изменило судьбу каждого из героев Первой экспедиции. Сегодня вы сможете узнать, что Аранзеб получил в дар от богини-создательницы мира, и что ждало его по возвращении домой. Приятного чтения!